РСКД/Quintilianus: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
75 байт добавлено ,  3 года назад
м
→‎top: <small>''source''</small>
м (Бот: автоматизированная замена текста (-\bт\. к\. +так как))
м (→‎top: <small>''source''</small>)
}}
 
'''Quintiliānus,''' M. Fabius Quint. (так вернее пишется это имя, чем по старинному и отнюдь не доказанному правописанию Quinctilianus), писатель 2-й половины 1 в. от Р. Х., о жизни которого до нас дошло очень мало известий. Теперь нельзя более сомневаться в том, что не Рим был местом его рождения, а Калагурра в Испании; менее верно известие о годе его рождения. Прежде он относился к 42 г., но, как видно из его собственных воспоминаний о [[РСКД/Домиции|Домиции]] Афре, умершем в 59 г., он должен был родиться позже, и с большим вероятием за год его рождения можно принимать 35 г. Он упоминает о своем отце (9, 3, 73) в таких выражениях, из которых явствует, что он был ритором. Хотя он иногда упоминает о своем обучении (1, 2, 23. 2, 4, 26), но нигде не называет своих учителей; он называет только выдающихся ораторов, которых ему довелось слышать, как-то: Юлия Африкана (10, 1, 118. 12, 11, 3), Сервилия Новиана (10, 1, 102), Галерия Трахала, Вибия [[РСКД/Крисп|Криспа]], Юлия [[РСКД/Секунд|Секунда]] (12, 9, 11). Вернувшись в 59 г. в Испанию, он прожил в ней до 68 г., когда его снова взял с собой в Рим [[РСКД/Гальба|Гальба]]. С этого времени он начинает выступать в Риме то [[РСКД/Адвокат|адвокатом]], то учителем риторики. Что он держал речи на [[РСКД/Форум|форуме]] по процессам, об этом говорит он сам 4, 2, 86, а в другом месте, (7, 2, 24) он жалуется на небрежность стенографов, которые распространили в публике его речи в совершенно извращенном виде. Он сам издал только одну речь in causa Naevii Arpiniani, и это он сделал ductus iuvenili cupiditate gloriae. О других судебных речах, как, напр., pro Regina Berenice (4, 1, 19) и о жалобе о наследстве (9. 2, 73), он упоминает мимоходом. Как учитель красноречия он достиг высокого уважения (<small>''Mart.''</small> 2, 90, 1 слл.), так что его имя вошло в пословицу, <small>''Iuv.''</small> 6, 75. 280. 7, 186. 189. И когда Веспасиан назначил жалованье из казны учителям (<small>''Suet. Vesp.''</small> 18), причем, разумеется, оставался и [[РСКД/Гонорар|гонорар]] учеников, то К. первый получил его (Hieron. primus Romae publicam scholam aperuit et salarium e fisco accepit et claruit.). Из его учеников знаменитейшими являются Плиний Младший (''ер.'' 2, 14, 10. 6, 6, 3) и внуки сестры [[РСКД/Домициан|Домициана]], Домитиллы, бывшей замужем за [[РСКД/Климент|Климентом]] (4, ''рrооет.'' 3). Из этих уроков произошли libri duo artis rhetoricae (<small>''prooem.''</small> 1, 7), а также, может быть, изданные против его воли Sermones (3, 6, 68); плодом его исследований было также сочинение de caussis corruptae eloquentiae (6, <small>''prooem.''</small> 3. 2, 4, 42. 10, 3. 5, 12, 23. 8, 6, 76), которое, как ошибочно думали, отыскано будто бы в диалоге Тацита de oratoribus. После 20-летнего публичного преподавания он составил его (''рrооет.'' 1, 1) ок. 91 г. и вскоре получил через Домициана consularia ornamenta. В это время он, побуждаемый со всех сторон, начал писать обширное сочинение de instututione oratoria, которое и было окончено в два года, но потом подвергнуто было несколько раз пересмотру и окончательной отделке. Во всяком случае, оно было окончено до смерти Домициана, последовавшей в 96 г., так как только этим могут быть объяснены, если и не извинены, бросающиеся в глаза лесть этому императору (4, 1, 2. 10, 1, 91) и услужливость в заподозрении философии, которая как раз в это правление подверглась самым страшным преследованиям. Сочинению предшествует короткая приписка знаменитым книгопродавцем [[РСКД/Трифон|Трифоном]], другом нашего писателя, за которым следует посвящение ритору Марцеллу Викторию, сына которого [[РСКД/Квинтилиан|Квинтилиан]] обучал (1, ''рrооет.'' 6. 4, ''рrооет.'' 1). От своей жены, умершей на 19 году жизни, он имел двух сыновей, из которых один умер 5-ти, а другой 10-ти лет; об этом он выражает глубокую скорбь в prooemium к 6-й книге. Год его смерти определить нельзя; 118 г. от Р. Х. кажется слишком поздним. Содержание 12 книг de institutione oratoria К. излагает так (1, ''рrооет.'' 21): liber primus ea quae sunt ante officium rhetoris continebit. Secundo prima apud rhetorem elementa et quae de ipsa rhetorices substantia quaeruntur tractabimus. Quinque deinceps inventioni, nam huic et despositio subiungitur, quattuor elocutioni, in cuius partem memoria ac pronuntiatio veniunt, dabuntur. Unus accedet, in quo nobis orator ipse informandus est, ut, qui mores eius, quae in suscipiendis, discendis, agendis caussis ratio, quod eloquentiae genus, quis agendi debeat esse finis, quae post finem studia, quantum nostra valebit infirmitas, disseramus. Итак, полный учебник риторики должен был энциклопедически заключать в себе все с начала юношеского учения до выступления образованного оратора, что было нужно в это не очень благоприятное для публичного красноречия время. Если он и называет красноречие в обширном смысле scientia bene dicendi, то он все-таки вменяет оратору, как viro bono dicendi perito высшие нравственные требования и строит свою систему полного ораторского знания на нравственных началах. Он не столько пользовался многочисленными сочинениями греческих авторов, сколько держался своего великого учителя и образца, Цицерона (dissentire vix audeo a Cicerone, 7, 3, 8). Поэтому ссылки на греческие источники (Дионисия Галикарнасского, Цецилия) редки, и даже в этих случаях не всегда достоверно, действительно ли он заимствовал их из оригиналов; этим, по крайней мере, можно объяснить некоторые неточности. Напротив, всюду находятся доказательства глубокого изучения творений Цицерона, что имело хорошее влияние на ясность и чистоту изложения. Поэтому неудивительно, что этот богатый по содержанию учебник во все времена пользовался большим уважением и часто употреблялся даже в средние века. Это сочинение часто печаталось с тех пор, как Поджи, во время собора в Констанце, нашел в Ст. Галле в Швейцарии полную рукопись, но только в новейшее время оно обработано критически, с более строгой оценкой рукописных источников, из которых лучшими являются Ambrosianus, 11 в., затем Turicensis, Florentinus, Bernensis и Bambergensis. Издания П. Бурмана (1720), Геснера (1738), Спальдинга (1798—1816; к этому 5 томов Цумпта, 1829, 6 томов lexicon Quintilianeum, Боннеля, 1834; главное издание), Вольфа (1816—1820), Гернгарда (1830), Цумпта (1831), Боннеля (1854), К. Гальма (1868, главное критическое издание). Десятой книге посвящено больше старания в объяснении, чем другим, вследствие критики писателей, которых К. рекомендовал оратору для чтения. (Изд. Фротчера, 1826, Герцога, 1833, Боннеля, 4-е изд., 1873, Крюгера, 2-е изд., 1874 и Гальма, 1869). Кроме того, мы имеем под именем К. два сборника декламаций, из которых один, содержащий 19 длинных примеров этих школьных упражнений, занимается придуманными, относящимся совсем к другим временам и обстоятельствам темам, другой, содержащий 145, представляет только отрывки из большого сборника (входит в издание Бурмана). Ни об одной из этих книг нельзя сказать, что они написаны К., меньше всего о второй. Невозможно доказать, издан ли более обширный сборник другим К., дядей или даже отцом его. Может быть, оба сборника составлены одним из его учеников. Во всяком случае, они не имеют другого достоинства, кроме того, что знакомят нас с бестолковыми упражнениями риторских школ, приемы которых решительно порицает К. (2, 10, 6).

Навигация