Страница:История торговых кризисов в Европе и Америке (Вирт) 1877.pdf/68: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
[непроверенная версия][непроверенная версия]
 
Статус страницыСтатус страницы
-
Вычитана
+
Проверена
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
{{ВАР|рабочаго класса, то онъ, вслѣдствіе того, что негоціанты сдѣлались гораздо осторожнѣе съ своими спекуляціями и не такъ легко пускались въ новыя предпріятія, а многіе старались, по возможности, ограничить и прежній свой кругъ дѣятельности, — впалъ въ положительную нищету. Лишь съ 1788 торговая дѣятельность начала снова по немному подниматься, чему не мало способствовала торговля хлѣбомъ, предпринятая съ Архангельскомъ и принявшая мало по малу значительные размѣры. Передъ наступленіемъ французской революціи гамбургская торговля снова пошла въ гору и достигла, благодаря особымъ благопріятствовавшимъ ей обстоятельствамъ, такихъ размѣровъ, что въ 1798 г. можно было по нѣкоторымъ знаменіямъ времени снова предсказать приближающійся кризисъ.
{{ВАР|рабочаго класса, то онъ, вслѣдствіе того, что негоціанты сдѣлались гораздо осторожнѣе съ своими спекуляціями и не такъ легко пускались въ новыя предпріятія, а многіе старались, по возможности, ограничить и прежній свой кругъ дѣятельности, — впалъ въ положительную нищету. Лишь съ 1788 торговая дѣятельность начала снова {{Опечатка2|по немному|по немногу}} подниматься, чему не мало способствовала торговля хлѣбомъ, предпринятая съ Архангельскомъ и принявшая мало по малу значительные размѣры. Передъ наступленіемъ французской революціи гамбургская торговля снова пошла въ гору и достигла, благодаря особымъ благопріятствовавшимъ ей обстоятельствамъ, такихъ размѣровъ, что въ 1798 г. можно было по нѣкоторымъ знаменіямъ времени снова предсказать приближающійся кризисъ.


Войны, обусловленныя французскою революціею, необычайно расширили дѣятельность этого ганзейскаго города. Уже въ 1792 г. Гамбургъ и его банкъ были мѣстомъ, куда стекались товары и деньги изо всѣхъ тѣхъ странъ, гдѣ наиболѣе опасались возможности войны. Это объяснялось тѣмъ, что гамбургскіе купцы успѣли за послѣднія тридцать лѣтъ пріобрѣсти себѣ своей сдержанностью и осторожностью репутацію благоразумія, предусмотрительности и честности. Банкротства между ними сдѣлались рѣже, чѣмъ когда либо. Весною 1792 г. въ Гамбургъ прибыли заразъ 24 корабря съ богатымъ грузомъ товаровъ, принадлежавшихъ англичанамъ и французамъ, которые, недовѣрчиво посматривая на знаменія времени, заботились препроводить свое имущество въ безопасное мѣсто. Въ 1795 г., вслѣдъ за занятіемъ Голландіи войсками, почти вся торговля послѣдней переселилась въ Гамбургъ. Этотъ послѣдній сдѣлался такимъ образомъ, мало по малу, для сѣверной Европы такимъ же главнымъ рынкомъ, какимъ Лондонъ былъ для всего міра. Многіе голландцы переселились въ Гамбургъ и пріобрѣли тамъ права граждавства. Гамбургцамъ это положеніе дѣлъ было чрезвычайно выгодно, такъ какъ не только пути для ихъ товаровъ оставались свободны во всѣ стороны, но и морская торговля стояла въ болѣе благопріятныхъ условіяхъ, чѣмъ когда либо. Война въ Нидерландахъ открыла даже новые торговые пути, такъ какъ товары, шедшіе изъ Нидерландовъ вверхъ по Рейну въ значительную часть Германіи и Швейцаріи, — теперь стали направляться въ тѣ же страны черезъ Гамбургъ сухимъ путемъ и даже, какъ утверждаетъ. Бюшь, оказывалось выгоднымъ нѣкоторое время препровождать сахаръ и другіе товары сухимъ путемъ въ Италію. Благодаря такому благопріятному стеченію обстоятельствъ, многія торговыя фирмы нажили въ періодъ 1792—1797 гг. колоссальные барыши; цѣлыя состоянія наживались съ невѣроятною быстротою, и, хотя многіе снова начали пускаться въ рискованныя спекуляціи, тѣмъ не менѣе, за эти пять лѣтъ насчитывали не болѣе четырехъ банкротствъ.
Войны, обусловленныя французскою революціею, необычайно расширили дѣятельность этого ганзейскаго города. Уже въ 1792 г. Гамбургъ и его банкъ были мѣстомъ, куда стекались товары и деньги изо всѣхъ тѣхъ странъ, гдѣ наиболѣе опасались возможности войны. Это объяснялось тѣмъ, что гамбургскіе купцы успѣли за послѣднія тридцать лѣтъ пріобрѣсти себѣ своей сдержанностью и осторожностью репутацію благоразумія, предусмотрительности и честности. Банкротства между ними сдѣлались рѣже, чѣмъ когда либо. Весною 1792 г. въ Гамбургъ прибыли заразъ 24 {{Опечатка2|корабря|корабля}} съ богатымъ грузомъ товаровъ, принадлежавшихъ англичанамъ и французамъ, которые, недовѣрчиво посматривая на знаменія времени, заботились препроводить свое имущество въ безопасное мѣсто. Въ 1795 г., вслѣдъ за занятіемъ Голландіи войсками, почти вся торговля послѣдней переселилась въ Гамбургъ. Этотъ послѣдній сдѣлался такимъ образомъ, мало по малу, для сѣверной Европы такимъ же главнымъ рынкомъ, какимъ Лондонъ былъ для всего міра. Многіе голландцы переселились въ Гамбургъ и пріобрѣли тамъ права гражданства. Гамбургцамъ это положеніе дѣлъ было чрезвычайно выгодно, такъ какъ не только пути для ихъ товаровъ оставались свободны во всѣ стороны, но и морская торговля стояла въ болѣе благопріятныхъ условіяхъ, чѣмъ когда либо. Война въ Нидерландахъ открыла даже новые торговые пути, такъ какъ товары, шедшіе изъ Нидерландовъ вверхъ по Рейну въ значительную часть Германіи и Швейцаріи, — теперь стали направляться въ тѣ же страны черезъ Гамбургъ сухимъ путемъ и даже, какъ утверждаетъ. Бюшь, оказывалось выгоднымъ нѣкоторое время препровождать сахаръ и другіе товары сухимъ путемъ въ Италію. Благодаря такому благопріятному стеченію обстоятельствъ, многія торговыя фирмы нажили въ періодъ 1792—1797 гг. колоссальные барыши; цѣлыя состоянія наживались съ невѣроятною быстротою, и, хотя многіе снова начали пускаться въ рискованныя спекуляціи, тѣмъ не менѣе, за эти пять лѣтъ насчитывали не болѣе четырехъ банкротствъ.


Наконецъ, когда въ началѣ 1798 г. французскимъ декретомъ отъ 29 нивоза, каперство было формально разрѣшено и почти вся морская торговля
Наконецъ, когда въ началѣ 1798 г. французскимъ декретомъ отъ 29 нивоза, каперство было формально разрѣшено и почти вся морская торговля
|рабочего класса, то он, вследствие того, что негоцианты сделались гораздо осторожнее с своими спекуляциями и не так легко пускались в новые предприятия, а многие старались, по возможности, ограничить и прежний свой круг деятельности, — впал в положительную нищету. Лишь с 1788 торговая деятельность начала снова понемному подниматься, чему немало способствовала торговля хлебом, предпринятая с Архангельском и принявшая мало-помалу значительные размеры. Перед наступлением французской революции гамбургская торговля снова пошла в гору и достигла, благодаря особым благоприятствовавшим ей обстоятельствам, таких размеров, что в 1798 г. можно было по некоторым знамениям времени снова предсказать приближающийся кризис.
|рабочего класса, то он, вследствие того, что негоцианты сделались гораздо осторожнее с своими спекуляциями и не так легко пускались в новые предприятия, а многие старались, по возможности, ограничить и прежний свой круг деятельности, — впал в положительную нищету. Лишь с 1788 торговая деятельность начала снова {{Опечатка2|понемному|понемногу}} подниматься, чему немало способствовала торговля хлебом, предпринятая с Архангельском и принявшая мало-помалу значительные размеры. Перед наступлением французской революции гамбургская торговля снова пошла в гору и достигла, благодаря особым благоприятствовавшим ей обстоятельствам, таких размеров, что в 1798 г. можно было по некоторым знамениям времени снова предсказать приближающийся кризис.


Войны, обусловленные французскою революцией, необычайно расширили деятельность этого ганзейского города. Уже в 1792 г. Гамбург и его банк были местом, куда стекались товары и деньги изо всех тех стран, где наиболее опасались возможности войны. Это объяснялось тем, что гамбургские купцы успели за последние тридцать лет приобрести себе своей сдержанностью и осторожностью репутацию благоразумия, предусмотрительности и честности. Банкротства между ними сделались реже, чем когда-либо. Весною 1792 г. в Гамбург прибыли зараз 24 корабря с богатым грузом товаров, принадлежавших англичанам и французам, которые, недоверчиво посматривая на знамения времени, заботились препроводить своё имущество в безопасное место. В 1795 г., вслед за занятием Голландии войсками, почти вся торговля последней переселилась в Гамбург. Этот последний сделался таким образом, мало-помалу, для северной Европы таким же главным рынком, каким Лондон был для всего мира. Многие голландцы переселились в Гамбург и приобрели там права граждавства. Гамбургцам это положение дел было чрезвычайно выгодно, так как не только пути для их товаров оставались свободны во все стороны, но и морская торговля стояла в более благоприятных условиях, чем когда-либо. Война в Нидерландах открыла даже новые торговые пути, так как товары, шедшие из Нидерландов вверх по Рейну в значительную часть Германии и Швейцарии, — теперь стали направляться в те же страны через Гамбург сухим путём и даже, как утверждает Бюшь, оказывалось выгодным некоторое время препровождать сахар и другие товары сухим путём в Италию. Благодаря такому благоприятному стечению обстоятельств, многие торговые фирмы нажили в период 1792—1797 гг. колоссальные барыши; целые состояния наживались с невероятною быстротою, и, хотя многие снова начали пускаться в рискованные спекуляции, тем не менее, за эти пять лет насчитывали не более четырех банкротств.
Войны, обусловленные французскою революцией, необычайно расширили деятельность этого ганзейского города. Уже в 1792 г. Гамбург и его банк были местом, куда стекались товары и деньги изо всех тех стран, где наиболее опасались возможности войны. Это объяснялось тем, что гамбургские купцы успели за последние тридцать лет приобрести себе своей сдержанностью и осторожностью репутацию благоразумия, предусмотрительности и честности. Банкротства между ними сделались реже, чем когда-либо. Весною 1792 г. в Гамбург прибыли зараз 24 {{Опечатка2|корабря|корабля}} с богатым грузом товаров, принадлежавших англичанам и французам, которые, недоверчиво посматривая на знамения времени, заботились препроводить своё имущество в безопасное место. В 1795 г., вслед за занятием Голландии войсками, почти вся торговля последней переселилась в Гамбург. Этот последний сделался таким образом, мало-помалу, для северной Европы таким же главным рынком, каким Лондон был для всего мира. Многие голландцы переселились в Гамбург и приобрели там права гражданства. Гамбургцам это положение дел было чрезвычайно выгодно, так как не только пути для их товаров оставались свободны во все стороны, но и морская торговля стояла в более благоприятных условиях, чем когда-либо. Война в Нидерландах открыла даже новые торговые пути, так как товары, шедшие из Нидерландов вверх по Рейну в значительную часть Германии и Швейцарии, — теперь стали направляться в те же страны через Гамбург сухим путём и даже, как утверждает Бюшь, оказывалось выгодным некоторое время препровождать сахар и другие товары сухим путём в Италию. Благодаря такому благоприятному стечению обстоятельств, многие торговые фирмы нажили в период 1792—1797 гг. колоссальные барыши; целые состояния наживались с невероятною быстротою, и, хотя многие снова начали пускаться в рискованные спекуляции, тем не менее, за эти пять лет насчитывали не более четырех банкротств.


Наконец, когда в начале 1798 г. французским декретом от 29 нивоза, каперство было формально разрешено и почти вся морская торговля}}
Наконец, когда в начале 1798 г. французским декретом от 29 нивоза, каперство было формально разрешено и почти вся морская торговля}}
40 576

правок

Навигация