ЭСБЕ/Карты географические: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
нет описания правки
[досмотренная версия][досмотренная версия]
Нет описания правки
Нет описания правки
|СПИСОК=086
}}
'''Карты географические''' (истор.) — Первоначальное понятие о К. можно встретить даже у дикарей, особенно живущих по берегам и о-вам и имеющих более или менее ясное представление об окружающих их территорию местностях. Путешественники, расспрашивавшие эскимосов С. Америки и островитян Полинезии об окрестных островах и берегах, часто получали от них довольно удовлетворительные показания в форме чертежей, начертанных на песке или нарисованных грубо на коре и даже на бумаге. От таких сознательных представлений о взаимном расположении и очертаниях ближайших берегов, о-вов, озер, рек и т. п. еще далеко, однако, до представления об очертаниях целого материка, а тем более всей суши и всей Земли вообще. Одно из древнейших представлений о Земле было такое, что Земля есть круг, покрытый морем и имеющий посередине другой круг, выдающийся из воды, — сушу. Такого рода представление господствовало среди греков в период древнейшей ионической школы философов; оно нашло себе выражение и в К. Земли, которые тоже делались круглыми — как это известно относительно карт Анаксимандра и Аристагора Милетского. Впрочем, некоторые философы держались мнения, что Земля — четырехугольная плоскость, а позже, когда стало утверждаться воззрение, что Земля шарообразна, внимание астрономов и географов стало сосредоточиваться, главным образом, на очертаниях "обитаемой земли" (οίκουμένη), которую представляли себе в виде большого о-ва, окруженного океаном и расположенного на известном протяжении умеренной зоны сев. полушария. Тропическая зона признавалась обыкновенно недоступной для обитания, а что касается других частей умеренного пояса в сев. и южн. полушариях, то о них могли высказываться только предположения, сводившиеся к допущению присутствия там неизвестных материков, населенных антиподами. Обитаемая земля сев. полушария представлялась имеющею очертания хламиды (Страбон) или плаща, вообще в виде о-ва, причем для определения взаимного положения различных известных пунктов на этом о-ве, начиная с Эратосфена (III в. до Р. Х.) и Гиппарха, пользовались сведениями об их положении относительно солнца (более или менее наклонном падении солнечных лучей) и о расстояниях между отдельными пунктами в длинах пути или стадиях. Уже Дикеарх, предшественник Эратосфена, ввел в употребление так назыв. "диафрагму" — линию, делившую землю и проводившуюся от Геракловых столбов (Гибралтарского прол.) вдоль Средиземного моря, через Мессинский пролив и южную оконечность Пелопоннеса, к о-ву Родосу и Исскому заливу, а затем вдоль южной подошвы хребта Малой Азии, Тавра, продолжавшегося, как полагали, до вост. окраины Азии. Перпендикулярно к этой линии, принимавшейся параллельной экватору и развернутой на плоскость, проводилась другая (соответствовавшая меридиану), направлявшаяся с Ю., от Мероэ и Сиены, по Нилу до Александрии, а отсюда через Родос и Византию к устью Борисфена, или Днепра. К этим двум линиям, уже облегчавшим построение К. "обитаемой земли", стали проводиться потом другие, параллельные им, но не на равных между собою расстояниях, а как приходилось, в соответствии с большим или меньшим числом пунктов, относительное положение которых признавалось более или менее известным. Параллели и меридианы в нашем смысле, на равных между собою расстояниях, были введены в употребление позже, во II в. по Р. Х., Птолемеем, который, вместе с тем, основываясь на расширении тогдашних географических сведений, отверг господствовавшее ранее представление об островном характере обитаемой земли, окруженной со всех сторон морем, и на реформированной им К. мира продолжил сушу на неопределенное расстояние (до краев К.) к С., В. и Ю. В средние века Птолемей, однако, долго оставался в забвении, и соответственно упадку в это время географических и научных сведений получило снова перевес представление о Земле как о плоскости, прямоугольной или круглой. Отсюда - прямоугольные или круглые К. Земли, причем последние получили преобладание и господствовали в Зап. Европе и у арабов почти до конца XV в. Наиболее значительною из них по размерам и полноте может быть признана К. венецианца Fra Mauro 1459 г.; на ней показаны Московия, Сибирь и страны дальнего востока Азии — по Марко Поло. К этому времени, однако, шарообразность Земли стала уже настолько общепризнанною, что изображение Земли в виде круга не могло более признаваться удовлетворительным. Стали являться попытки изображения Земли на шаре (глобус Мартина Бехайма) или если и на плоскости, то представляемой себе как проекция части поверхности шара. Подобною К. (Тосканелли) руководился и Колумб в своем смелом путешествии; на этой К. восток Азии был ограничен морем с рассеянными в нем о-вами, которые (особенно наиболее крупный из них, Ципангу — Япония) предполагались находящимися по ту сторону Атлантического океана, напротив Европы и сравнительно не в особенно далеком от нее расстоянии. — Итальянцы составили в XIII и XI V веках довольно удовлетворительные по тому времени компасные К. Средиземного моря, Архипелага, Черного моря, а затем и берегов Зап. Европы. В Италии же появился первый перевод на лат. яз. соч. Птолемея и первое печатное издание его забытых К.; из Италии вышли и первые сколько-нибудь точные съемки берегов, так наз. портуланы. В течение всего XVI в. и даже позже можно заметить как бы борьбу между книжной, птолемеевской картографией и новой, практической, мореходной, основанной на портуланах. Последние служили главными путеводителями для моряков, даже до XVIII в.; первая, все более и более исправляясь и совершенствуясь, дала начало географическим "театрам" (Theatrum orbis terrarum Ортелия) и "атласам" (Атлас Меркатора, от Атланта — титана, держащего небесный свод, или — как теперь полагают — от другого мифического исполина, воплощавшего в себе мудрость мира). Первые К. Америки в значительной степени были обязаны также итальянцам, хотя уже с начала XVI в. — высшее развитие картографии переходит в Германию, с тем чтобы потом перейти, в свою очередь, в Голландию и наконец, к концу XVII и в XVIII вв., во Францию. К. XVI в. представляют своеобразный интерес, так как в них можно явственно видеть постепенный прогресс в ознакомлении с земной поверхностью и постепенную смену гипотетических представлений более реальными. Сперва является стремление примирить открытия Колумба и его последователей с прежними данными, скоро уступающее, однако, место признанию Америки за Новый Мир (Mundus novus), причем, однако, за этим миром к З. воспроизводятся еще очертания восточно-азиатских берегов и о-вов с К. Тосканелли. Открытия португальцев, испанцев, голландцев скоро изменяют, однако, и понятия, имевшиеся о Вост. Азии, зато, с другой стороны, возникают новые гипотетические представления о крайнем С. и Ю. На Ю. открытие Магелланова пролива и части берегов Новой Гвинеи и Австралии вызывает мнение о существовании большой Южной Земли (Terra Australis), в соответствие к которой является на К. и Земля Северная (Terra borealis s. septentrional i s). Окончательно падает это представление только в XVIII в. с умножением кругосветных плаваний и исследованиями Тасмана, Кука и др. мореходов. Увеличению точности К. содействуют более точные способы определения широт и долгот, открытие Снеллием в 1615 г. способа триангуляции (см. Градусные измерения) и усовершенствование инструментов — геодезических, астрономических и часов (хронометров). Хотя некоторые довольно удачные попытки составления больших карт (Германии, Швейцарии и т. д.) были сделаны еще в конце XVI и в XVII вв., однако только в XVIII в. мы видим большой успех в этом отношении, а также существенное расширение более точных картографических сведений по отношению к Вост. и Сев. Азии, Австралии, Сев. Америке и т. д. Но лишь в нынешнем столетии стали производиться точные инструментальные съемки на больших пространствах и издаваться настоящие топографические К. различных государств в более крупных масштабах. О высоте гор еще в конце XVII в. существовали довольно наивные представления, и только усовершенствование методов для определения высот (тригонометрического, барометрического и нивелирования) дало возможность прийти в этом отношении к более точным определениям. Важным шагом вперед в деле представления рельефа было введение скалы последовательно утолщающихся штрихов (шрафировки) для обозначения склонов различной крутизны, что представляло особую важность для целей военной топографии. Еще большую наглядность ввело комбинирование этого способа с изогипсами, т. е. с проведением линий, соединяющих пункты одинаковой высоты, отчасти также замена шрафировки — тушевкой, в особенности же комбинация изогипс с раскраской различными тонами одной или двух красок. По этому последнему способу все ступени высот выше известного среднего уровня обозначаются обыкновенно сгущающимися постепенно тонами желтой или коричневой краски (сети) до почти черного, тогда как ступени ниже среднего уровня — такими же последовательно сгущающимися тонами зеленой краски (см. Гипсометрия). Если при этом вводится еще белая окраска снеговых вершин и определенная скала голубых тонов для обозначения глубин моря, то получается ясная и наглядная картина как рельефа суши, так и морского дна. Художественной рельефности, однако, К. этим еще не достигает, и предпочтительнее другой способ, по которому горная страна изображается как бы с высоты птичьего полета, причем различные склоны, смотря по их взаимному отношению и высоте, представляются неодинаково освоенными, т. е. в большей или меньшей тени. Освоение принимается, конечно, условное, по одному какому-либо направлению, и обыкновенно с С.З., причем склоны гор, обращенные вверх (т. е. к С.) и влево (т. е. к З.), оставляются освещенными, а обращенные вниз и вправо (к Ю. и В.) — более или менее затененными. Едва ли не лучшие примеры таких "рельефных" К. представляют некоторые швейцарские К. частей Альп. От них должны быть отличаемы собственно рельефы, воспроизводящие из гипса или папье-маше К. известной местности. Обыкновенно вертикальный масштаб их больше (в 10 и более раз), чем горизонтальный, что позволяет легче уловить характер рельефа. Впрочем, в последнее время, комбинируя рельеф с раскраской, стали изготовляться настоящие рельефные К. с сохранением одинакового масштаба для горизонтальных расстояний и для высот; в пример можно привести рельеф Италии С. Помбы, изготовляемый притом на слегка изогнутой поверхности, соответствующей естественной кривизне земного шара. Составление топографических К. в культурных государствах основывается на предварительном измерении соответственной территории помощью триангуляции (см. Градусные измерения), при этом наносятся особенности рельефа, площади озер, лесов, реки, дороги, селения и т. д. Такие планы в масштабе от 1:10000 до 1:100000 сводятся затем в меньший масштаб, 1:50000 — 1:126000, причем принимаются во внимание положения известных пунктов по отношению к географ. широте и долготе и свойства избранной для данной К. — картографической проекции. По нанесении подробностей — отдельные листы К. воспроизводятся на медных досках гравюрою и потом печатаются; в последнее время вводятся также и другие способы репродукции (см. Картографическая техника). Наиболее точные и подробные топографические К. имеются только для культурных государств Европы, Соед. Штатов Сев. Америки и Индии, причем и в этих странах не все местности еще подверглись триангуляции и не все листы К. еще изданы. Число пунктов, географическое положение которых точно определено, составляло для всей Европы в 1884 г. — 3640; с тех пор оно увеличилось, но в других частях света число этих пунктов, относительно, гораздо меньше. Вообще, для большей еще части земной поверхности существуют лишь К. приблизительной точности, основанные только на ограниченном числе астрономически определенных пунктов и на глазомерных съемках. Предложение, недавно сделанное географом проф. Пенком, заняться составлением К. всей земли в масшт. 1:1000000 едва ли может быть осуществлено в ближайшем времени. Что касается до топографических К. в масштабе 1:50000 — 1:100000, то составление их требует долгого времени, для государства средней пространственной величины (Германии, Австрии, Франции) нескольких десятков лет, в течение которых могут понадобиться еще исправления и дополнения уже изготовленных листов. О размерах, масштабах и степени законченности различных топографических карт могут дать понятие следующие данные:
 
Топографическая К. Швейцарии, Дюфура, масштаб 1:100000, 25 листов; исполнена в 1833-63 гг. Новая карта (так назыв. Siegfried-Atlas) в масш. 1:25000 для равнинных и холмистых и 1:50000 для горных местностей, всего 546 листов, с изогипсами, в красках (недостает еще ок. 20 лл.).
 
Топографическая К. Германии, в масшт. 1:100000; 674 мал. листа, из которых издано покуда только две трети. К ним — планы (планшеты в масштабе 1:25000.
 
Топографич. К. Австро-Венгрии в масштабе 1:75000, около 900 лл.; закончена.
 
Топограф. К. Франции, в масшт. 1:100000 (dress é e par le service vicinal), более 500 лл., из которых большая часть вполне готова, а некоторые листы еще с одной ситуацией (без рельефа); кроме того, имеется еще карта в масшт. 1:80000 (1818-1878) и редукция ее в масшт. 1: 320000.
 
Топографич. К. Италии в масшт. 1:100000 (планшеты в 1:50000 и 1: 25000), 277 лл., из которых изготовлено покуда более 2/3.
 
Топографич. К. Бельгии, 1:40000 (планшеты 1: 20000; 1866-83 гг.), 72 листа.
 
Топографич. К. Голландии, 1:50000 (1850-1864), 62 листа.
 
Топографич. К. Дании; Ютландии в масшт. 1:40000, на 131 л. (не хватает 23 лист.); планшеты в масшт. 1:20000. Карта всей Дании, в масшт. 1:100000, издается с 1890 г., вышло около половины листов.
 
Топографич. К. Норвегии, 1:100000. Из 57 больших листов готовы только 28, притом северная часть страны еще не снята.
 
Топографич. К. Швеции, 1:100000; 110 листов, большая часть издана.
 
Топографич. К. Англии и Валлиса, масшт. 1:63360; большая часть листов с одной ситуацией.
 
Топографич. К. Шотландии, масшт. 1:63360, 130 лист., хорошая гравюра, вся издана.
 
Топографич. К. Ирландии, масшт. 1:63360, 205 лист., недостает 8 лист.
 
Топограф. К. Португалии, масшт. 1:100000, 33 л., из коих трети еще недостает.
 
Топографич. К. Испании, масшт. 1:50000, начала выходить с 1884 г.; имеет быть 978 лл.. из которых появилось покуда только 75.
 
Топографич. К. Сербии, масшт. 1:75000, 94 лист., почти все вышли.
 
Топограф. К. Индии (Индостан и англ. владения Индокитая), всего 117 секций, каждая из 4 лл., масшт. 1:253440; недостает около 200 листов.
 
Топографич. К. Соед. Штатов; изданные листы обнимают менее четверти всей территории.
 
Топографич. К. Европ. России: военно-топографическая карта, в масшт. 3 вер. в 1 англ. дюйме (1:126000); 513 лист., обнимает 29 зап. и южн. губерний и Ю. губ. Царства Польского. Планшеты к ней, в масшт. 2 в. в 1 англ. дюйме (1: 84000). Для некоторых губерний (Тверская, Московская) изданы карты в 2 в. в д., для Финляндии и Крыма — в масшт. 1 в. в дюйме и т. д. В 60-х годах было предпринято издание 10-верстной карты России (1:420000) под ред. ген. Стрельбицкого, хромолитографированной, с прилегающими частями иностр. государств, на 177 лист., которая почти вся закончена. Кроме топографических карт для различных государств Европы и внеевропейских стран, имеются еще многие карты меньших масштабов, так назыв. генеральные, передающие лишь важнейшие особенности очертаний и особенностей поверхности. Большее или меньшее достоинство их обусловливается степенью точности и подробности при достаточной ясности и наглядности. Чем меньше масштаб, тем менее подробностей может передать карта, и искусство картографа заключается в умелом их выборе и в возможно ясной их передаче, сохраняя при этом наглядность общего представления, изящество исполнения и четкость шрифта различных размеров для обозначения отдельных категорий названий. На генеральных К. не могут быть переданы все желательные подробности, и различные специальные требования должны быть подчинены общим географическим целям. Для удовлетворения же специальных запросов должны служить и специальные К., напр. для более подробной и наглядной передачи орографии и гидрографии страны — физико-географические, для политической географии — политико-географические, для рельефа — гипсометрические, для показания распределения языков и народностей — этнографические; далее, имеются еще К. климатологические, почвенные, геологические, биогеографические, дорожные, военные, морские, колониальные, статистические, исторические и т. д. Морские карты составляются на основании береговых съемок и промеров глубин, издаются гидрографическими ведомствами, служат для целей мореплавания. Генеральные К. всех частей света, в различных масштабах, соответственно важности и изученности отдельных стран, издаются обыкновенно сериями, в виде атласов. Число их теперь велико, и они имеются всевозможных цен и размеров. Одним из лучших может быть признан Stieler's Hand-Atlas, изд. Геогр. институтом Юстуса Пертеса (Justus Perthes) в Готе, затем французский атлас, изд. Hachette, менее подробный, но с прибавлением краткого текста и многих маленьких в нем специальных пояснительных карточек. По размерам К. разделяются еще иногда настенные, настольные, карманные; заслуживают внимания дешевые карманные атласы, немецкие и английские (в 1 марку или 2 шиллинга). Особый отдел составляют учебные К., часто немые (без надписей), цель которых передать возможно нагляднее наиболее характерные черты поверхности и показать положение важнейших населенных пунктов. Добавим в заключение несколько слов о развитии картографии в России. Уже в допетровскую эпоху у нас было известно искусство составления географических чертежей, что доказывает "Большой Чертеж", начавший составляться еще в XVI в. и значительно пополненный в XVII в., но который, к сожалению, до нас не дошел (он имелся лишь в одном экземпляре); сохранился лишь комментарий к нему, "Книга Большому Чертежу", изданная за последние сто лет три раза. О старинных русских чертежах мы можем получить понятие из карты Сибири, составленной в 1667 г. по приказанию воеводы П. Годунова и копии с которой сохранилась в Стокгольмском госуд. архиве (она издана недавно Норденшельдом), из сибирского чертежа Ремезова 1701 г. и из нескольких чертежей отдельных местностей конца XVII в., сохранившихся в русских архивах. Что касается "Большого Чертежа", то он послужил для составления К., над которой трудился царевич Федор Борис. Годунов и на основании которой были изданы в 1612-14 гг. К. Массы и Герарда в Голландии. Эти К. были первыми сколько-нибудь удовлетворительными генеральными К. России, хотя попытки к составлению таковых делались на Западе и ранее: известна, напр., К. Бернардо Агнезе 1525 г. сохранившаяся в венецианском архиве и основанная на расспросных сведениях; К. Вида и особенно К. Герберштейна, который мог пользоваться отчасти и русским чертежом или по крайней мере русскими дорожниками. Некоторые добавления к картографическим сведениям о России, особенно Сибири, были сделаны в XVIII ст. — Витзеном и Штраленбергом, но со времен Петра I начинается и история правильной русской картографии. Петр I, интересуясь географией, посылал для съемок геодезистов и морских офицеров и выписал из-за границы для издания К. граверов Шхонебека и Пикара. Картографические материалы в его время собирались в Сенат, секретарь которого И. Кирилов был большой любитель географии; благодаря ему был издан первый русский географический атлас из 19 К., в 1745 г. Позже составление и издание К. перешло в Акад. наук, которою при Екатерине II был издан более подробный атлас (в котором до 70 пунктов уже было определено астрономически). Множество картографических данных было собрано в эпоху Екатерины II путешественниками-академиками, а также благодаря начатому в это же время генеральному межеванию. При Павле составление К. перешло в военное ведомство и при Александре I приурочено к Главному штабу, при котором в 1822 г. был учрежден корпус военных топографов. К эпохе Александра I относятся первые триангуляции в России, исполнявшиеся сперва под руководством ген. Теннера, затем ген. Шуберта. После основания Пулковской обсерватории, при Николае I, геодезия и картография сделали у нас значительные успехи и заявили себя такими крупными работами, как измерение (под руководством Струве) дуги меридиана от Лапландии до устьев Дуная и составление (с 1846 г.) 3-верстной топографич. К. западных губерний. При Александре II листы этой К. стали поступать и в продажу, и в то же время была издана 10-верстная карта Европейской России, также ряд карт по Азиатской России (Кавказу, Средней Азии), многие специальные К. и т. д.; с этого же времени возникла у нас и частная картографическая деятельность (см. Ильин). За последние 15 лет дело картографии подвинулось у нас еще более; тем не менее, во многих отношениях оно еще уступает в развитии иностранному (во Франции, Австрии, Германии, Швейцарии и т. д.). Еще обширные части территории империи остаются не снятыми инструментально, да и прежние съемки многих частей оказываются не вполне удовлетворительными (что отчасти зависит от недостаточности масштаба), притом часто и устаревшими. В новейшее время, впрочем, военно-топографическим ведомством произведено много новых съемок в более крупном масштабе (1, 1/2 вер., 200 саж. в 1 aнгл. дюйме) по западной пограничной территории, в Финляндии, Крыму, на Кавказе и т. д., причем изданные, напр., в последние годы листы одноверстной К. Кавказа или Крыма почти не уступают лучшим заграничным изданиям этого рода. Что касается 3-верстной К., то недостатки ее заключаются в том, что она обнимает только часть Европ. России, исполнена притом в недостаточно крупном масштабе (1: 123000), не везде одинаково явственна и имеет недостаточно выраженный рельеф. 10-верстная К., вполне удовлетворительная для некоторых, особенно западных районов, весьма недостаточна для многих восточных и северных частей. Для Кавказа имеется еще 5-верстная К., во многом устаревшая и нуждающаяся в новом издании; для среднеазиатских владений и пограничной полосы К. в 1:420000 и 1:680000; для Сибири — еще менее крупных масштабов. Кроме военного ведомства, картография в России разрабатывается еще морским — именно Главным гидрографическим управлением, издавшим уже несколько сот листов морских К., из которых К. северных морей отличаются наименьшею точностью. Далее, производством съемок и изданием К. занимаются еще у нас: ведомство путей сообщения, которым изданы атласы многих русских рек, коммерческих портов, путей сообщения вообще, а также гипсометрическая К. ген. Тилло; министерство госуд. имуществ, в ведении которого состоит Геологический комитет, издающий геологические К., а также департаменты лесной и сельского хозяйства, которыми издавались К. почв лесов и т. д.; министерство юстиции, в состав которого входит межевое ведомство, принимавшее участие в составлении многих К. (напр. 2-верстной К. Тверской губ. ген. Менде). Наконец, К. издаются у нас и горным ведомством, департаментом уделов, Географическим обществом, некоторыми земствами и т. д. Для пользы дела было бы желательно объединить все эти разрозненные усилия, чем могло бы быть достигнуто единство плана и выполнения, а также и сокращение в расходах; однако покуда мысль о центральном геодезическом институте или совете, бывшая уже предметом многих обсуждений, не получила шансов на осуществление, по крайней мере в ближайшем будущем. Частная картографическая деятельность развивается у нас очень туго, вероятно, вследствие недостаточности спроса, хотя в последнее время и появилось, кроме г. Ильина, несколько новых предпринимателей. Тем не менее, многие русские К. и атласы еще изготовляются за границей (напр. все стенные К. и учебные атласы г. Линберга). Литература: Kretschmer, "Die Entdeckung Amerika's" (Б., 1892, in 4° с атласом in-folio): Nordenski ö ld, "Facsimile-Atlas to the Early History of Cartography, with reproductions of the most important Maps printed in the XV and XVI centuries" (Стокгольм, 1889, in-folio); Dinse, "Zum Gedä chtniss G. Mercator's", в "Verhlandl. d. Ges. f ü r Erdkunde" (Б., 1894); "Drei Merkator-Karten. Facsimiles", изд. Берл. геогр. общ.); Peschel-S. Ruge, "Geschichte der Erdkunde" (2 изд.); Struve, "Landkarten, ihre Herstellung und ihre Fehlergrenzen" (1887); Schikofsky, "Reproductions-Methoden zur Herstellung von Karten" (B. 1890); v. Lorenz-Liburnau, "Anleitung zum Kartenlesen" (B., 1885). Данные о новейших успехах картографии и о топографич. картах различных государств см. в "Geographisch e s Jahrbuch" Вагнера, особенно последние томы (XII-XVII). О ходе русской картографии за последние годы см. "Ежегодник", изд. Имп. русским географическим обществом (4 т.).
 
{{ЭСБЕ/Автор|Д. А.}}
 
==1==
 
 

Навигация