Сон Марианны (Шелли/Бальмонт)/ПСС 1903 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Сонъ Маріанны
авторъ Перси Биши Шелли (1792—1822), пер. Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: Marianne's Dream («A pale Dream came to a Lady fair…»). — См. Из Перси Биши Шелли. Дата созданія: ориг. 1817; пер. 1898, опубл.: ориг. 1819; пер. 1898[1]. Источникъ: Перси Биши Шелли. Полное собраніе сочиненій / Переводъ К. Д. Бальмонта. — Новое переработанное изд. — СПб.: Т-во «Знаніе», 1903. — Т. 1. — С. 27—31..

Редакціи




[27]
СОНЪ МАРІАННЫ.

Къ прекрасной Леди Сонъ чудесный
Пришелъ, сказалъ: «Услышь меня!
«Мнѣ тайны воздуха извѣстны.
«И то, что скрыто въ свѣтѣ дня;
«Я это все во снѣ открою
«Тѣмъ, чье довѣріе—со мною.

«Ты узришь много тайныхъ лицъ,
«Коль дашь побыть мнѣ межь узорныхъ
«Твоихъ бахромчатыхъ рѣсницъ,
10 «Надъ блескомъ глазъ лучисто-черныхъ».
И скрыла Леди въ забытьи
Глаза блестящіе свои.

Сначала всѣ земныя тѣни
Въ ея дремотѣ пронеслись,
15 И тучи съ ликами видѣній
Проплыли вдоль по небу внизъ;
А Леди думала, слѣдила:
Что̀ солнце,—все не восходило?

И на востокъ она во снѣ
20 Глядитъ,—въ лазури полутемной
Воздушный Якорь въ вышинѣ
Предъ ней чернѣется, огромный;
Куда ни глянетъ, все виднѣй,
Виситъ онъ въ небѣ передъ ней.

[28]


25 Лазурь была какъ море лѣтомъ,
Ни тучки въ синихъ глубинахъ,
Былъ воздухъ тихъ и полонъ свѣтомъ,
И ничего, въ чемъ былъ бы страхъ;
Лишь надъ вершиною восточной
30 Чернѣлся Якорь неурочный.

Въ душѣ у Леди, какъ гроза,
Испугъ промчался небывалый,
Она закутала глаза;
И чу! раздался звонъ усталый,
35 И вотъ она глядитъ вокругъ,
Возникло-ль что, иль этотъ звукъ
Лишь кровь висковъ и нѣжныхъ рукъ.

Какъ отъ волны землетрясенья,
Туманъ безсолнечный дрожалъ.
40 Межь тѣмъ тончайшія растенья
Недвижны были, и у скалъ
Оплотъ ихъ былъ невозмутимымъ;
Въ высотахъ Якорь сталъ незримымъ.

Но замкнутый являли видъ,
45 Межь тучъ прорѣзавшись туманныхъ,
Громады горныхъ пирамидъ,
И между стѣнъ ихъ первозданныхъ
Два города, въ багряной мглѣ,
Предстали, зыбясь, на скалѣ.

50 На двухъ чудовищныхъ вершинахъ,
Гдѣ бъ не посмѣлъ орелъ гнѣзда
Повѣсить для дѣтей орлиныхъ,
Средь башенъ зрѣлись города.
О, странность! Видѣть эти зданья,
55 Тамъ видѣть эти очертанья,
Гдѣ нѣтъ людей и нѣтъ страданья.

[29]


Рядъ бѣломраморныхъ колоннъ,
Гигантскихъ капищъ и соборовъ,
И весь объемъ ихъ озаренъ
60 Богатствомъ собственныхъ узоровъ,
Своимъ роскошнымъ мастерствомъ:
Не человѣкъ здѣсь былъ творцомъ,
Съ неизмѣняющимъ рѣзцомъ.

Но Леди слышала неясный,
65 Какъ прежде тихій, дальній звонъ,
И былъ туманъ багряно-красный
Все прежней силой потрясенъ.
И Леди устремляла въ горы,
И на высокіе соборы,
70 Полуиспуганные взоры.

И вдругъ огонь изъ городовъ,
Всю землю сдѣлавши багряной,
Взлетѣлъ, и блескомъ языковъ
Сталъ биться вкругъ соборовъ, рдяный.
75 Какъ кратеръ сѣрнымъ бьетъ дождемъ,
Средь башенъ, капищъ, въ каждый домъ,
Онъ падалъ каплями кругомъ.

И чу! раздался гулъ громовый,
Какъ будто бездна порвала
80 Свои тяжелыя оковы:
Рѣка отъ запада текла,
Въ долину падая съ размаха,
Но Леди не внушая страха.

Съ неизмѣримой крутизны
85 Струились бѣшеныя воды,
И Леди, слыша гулъ волны,
Шепнула: «Башни—знакъ Природы.
«И чтобъ спасти свою страну,
«Она разъяла глубину».

[30]


90 И вотъ ихъ яростнымъ приливомъ
Та Леди нѣжная взята,
Она несется по обрывамъ,
Гдѣ даль пожаромъ залита;
Прильнувъ къ доскѣ, плыветъ къ высотамъ,
95 Увлечена водоворотомъ.

Потокъ, срываясь, вылеталъ
Изъ каждой башни и собора,
И свѣтъ угрюмый трепеталъ
Надъ пѣной, вдоль всего простора,
100 Подъ ночью дыма, чей налетъ
Пятналъ прозрачный небосводъ.

Доска плыла въ глуши расщелинъ,
Кругомъ, кругомъ, среди стремнинъ,
Казалось, путь былъ безпредѣленъ
105 Среди затопленныхъ вершинъ;
Такъ на вѣтрахъ, воздушнѣй вздоха,
Витаетъ цвѣтъ чертополоха.

Но встрѣчной силою волны
Доска успѣла очутиться
110 У самой городской стѣны.
Какое сердце не смутится,
Когда такой предстанетъ видъ:
Въ дворцахъ огонь, шумитъ, свиститъ.

Волна ее, круговоротомъ,
115 Къ вратамъ роскошнымъ привела;
Отъ дыма къ сказочнымъ воротамъ,
Какъ кровь лѣпилась, полумгла;
И все въ ней стало восхищеньемъ
Предъ этимъ мраморнымъ видѣньемъ.

[31]


120 Здѣсь проливало нѣжный свѣтъ
Безсмертье странныхъ изваяній,
Не человѣческихъ, о, нѣтъ,
Но тѣхъ тѣней, но тѣхъ созданій,
Что вѣютъ крыльями сквозь сонъ
125 Того, кто правдой озаренъ.

Кто такъ красивъ, какъ эта Леди!
Она глядѣла, и предъ ней
Видѣнья, въ царственной побѣдѣ,
Являлися еще стройнѣй.
130 Померкшій въ смерти, ихъ ваятель
Царилъ безсмертно, какъ создатель.

Пожаръ притихъ, ряды валовъ
Какъ бы лѣсной рѣкою стали,
Текущей тихо межь холмовъ;
135 И изваянья задрожали,
Пришли въ движенье члены ихъ,
Какъ стебли блѣдныхъ травъ морскихъ.

И губы ихъ зашевелились,
Заговорила тѣнь одна,
140 Какъ вдругъ утесы разломились,
Въ отверстье хлынула волна,
Въ восторгѣ вскрикнули видѣнья,
И Сонъ на крыльяхъ упоенья
Приподнялъ Леди отъ теченья.

145 Такъ быстро призракъ полетѣлъ,
Что взоръ у Леди пробудился,—
И встала для вседневныхъ дѣлъ,
Но Сонъ съ рѣсницъ ея струился,
И шла она въ прозрачномъ днѣ,
150 Какъ тотъ, кто знаетъ, что во снѣ
Есть цѣлый міръ, живой вдвойнѣ.




Примѣчаніе К. Д. Бальмонта


[463]Къ стр. 27.
Сонъ Маріанны.

Этотъ сонъ не есть простой поэтическій вымыселъ. Шелли разсказываетъ здѣсь сонъ, который видѣла Маріанна Гёнтъ. Къ сожалѣнію, у насъ нѣтъ возможности провѣрить въ точности, много ли было образовъ Шелли въ снѣ этой леди. Думаю, что почти все принадлежитъ Шелли, и думаю также, что въ данномъ случаѣ онъ изображаетъ, въ извѣстной мѣрѣ, дѣйствіе опіума, съ которыхъ, какъ съ лекарствомъ, онъ былъ знакомъ. Дѣйствіе опіума геніально описано въ книгѣ Де-Куинси (1785—1859) Confessions of an english opium-eater (Исповѣдь англійскаго опіумо-ѣда). Бодлэръ перевелъ ее, въ извлеченіи, на французскій языкъ въ Les paradis artificiels (Искусственные эдемы). Де-Куинси видѣлъ подъ вліяніемъ опіума причудливыя зданія и большія пространства воды. Онъ говоритъ: «Лучшій мой годъ былъ годомъ блестящей воды, обостровленнымъ, въ оправѣ изъ темной тѣни опіума». Обращаясь къ опіуму, онъ говоритъ: «Ты строишь на лонѣ темноты, изъ фантастическихъ образовъ мозга, города и храмы, превыше искусства Фидія и Праксителя, превыше блесковъ Вавилона и стовратныхъ египетскихъ Ѳивъ. Изъ безпорядочности дремотной мечты ты властенъ воззвать въ солнечный свѣтъ лики давно схороненной красоты». Эдгаръ По неоднократно описалъ необыкновенную силу видѣнія подъ вліяніемъ этого яда, «міръ внушеній, веселую и пеструю волну чуждой метода рапсодической мысли». Кольриджъ, который также втеченіи цѣлыхъ лѣтъ зналъ дѣйствіе опіума, написалъ подъ вліяніемъ сна, навѣяннаго имъ, геніальную фантазію Кубла Ханъ, начинающуюся строками:

Въ странѣ Ксанадъ благословенной
Дворецъ построилъ Кубла Ханъ,

[464]

Гдѣ Альфъ бѣжитъ, потокъ священный,
Сквозь мглу пещеръ гигантскихъ, пѣнный,
Впадаетъ въ сонный океанъ.
И дальше:
И на пять миль, изгибами излучинъ,
Потокъ бѣжалъ, пронзивъ лѣсной туманъ,
И вдругъ, какъ бы усиліемъ замученъ,
Сквозь мглу пещеръ, гдѣ мракъ отъ влаги звученъ,
Въ безжизненный впадалъ онъ океанъ.
И изъ пещеръ, гдѣ человѣкъ не мѣрилъ
Ни призрачный объемъ, ни глубину,
Рождались крики: внявъ имъ, Кубла вѣрилъ,
Что возвѣщаютъ праотцы войну.

Интересно, что во всѣхъ имѣющихся у насъ описаніяхъ дѣйствія опіума неизмѣнными элементами являются вода и причудливыя зданія. Образъ чернаго якоря можетъ показаться читателю гротескнымъ. Но онъ не страненъ для того, кто знакомъ со средневѣковыми легендами. Въ средніе вѣка вѣрили въ существованіе воздушныхъ кораблей. Чарльзъ Шарпъ, въ своей книгѣ History of witchcraft in Scotland, London, 1884 (Исторія колдовства въ Шотландіи), разсказываетъ, какъ прихожане одной церкви видѣли на кладбищѣ огромный черный якорь. На ихъ глазахъ онъ поднялся на воздухъ и исчезъ. Воздушный корабль бросалъ, для отдыха, якорь около церкви, и потомъ снова отправился въ свое безвѣстное странствованіе по воздушнымъ морямъ!




Примѣчанія

  1. Шелли, П.-Б. Сочинения. Вып. V / Пер. с англ. К. Д. Бальмонта — М.: Маг. «Кн. дело», 1898. С. 12—17 — См. Библиография К. Д. Бальмонта / Под общ. ред. С. Н. Тяпкова. — Иваново: Ивановский государственный университет, 2006. — Т. 1. — С. 39 №152. — ISBN 5-7807-0583-6.


PD-icon.svg Это произведеніе перешло въ общественное достояніе.
Произведеніе написано авторомъ, умершимъ болѣе семидесяти лѣтъ назадъ и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но съ момента публикаціи также прошло болѣе семидесяти лѣтъ.
Кромѣ того, переводъ выполненъ авторомъ, умершимъ болѣе семидесяти лѣтъ назадъ и опубликованъ прижизненно, либо посмертно, но съ момента публикаціи также прошло болѣе семидесяти лѣтъ.