Старая погудка на новый лад/Сказка о Иване-королевиче

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Старая погудка на новый лад
Сказка о Иване-королевиче
 : № 14
Из сборника «Старая погудка на новый лад». Источник: Старая погудка на новый лад: Русская сказка в изданиях конца XVIII века. — Полное собрание русских сказок; Т. 8. Ранние собрания. — СПб.: Тропа Троянова, 2003. — Т. 8.


В некотором царстве, в некотором государстве, в Дурасском славном королевстве, жил-был король с королевою; а как у них не было детей, то они со слезами молились Богу и просили его, чтобы дал им наследника. Спустя несколько времени дал Бог им сына, которому нарекли имя Иван-королевич. По рождении сего королевича, король, призвав волхвов, спрашивал у них, долго ли проживет новорожденный сын их Иван-королевич. Волхвы, будучи мужи искусные в отгадывании и прорицании, справясь по своим книгам, объявили королю, что если доживет он до двадцати лет и не увидит бела света, то проживет долго. Король, утверждаясь на их словах, приказал построить палаты белокаменны без окошек с троими только дверями; и с самых пеленок заключил туда Ивана-королевича, приставя к нему дядьку и учителей, которым приказал настрого, когда Иван-королевич придет в возраст, чтобы не выпускали его на широкой двор.

Как королевич приходил в возраст, то стал расспрашивать у своего дядьки: «Любезный мой дядька, что бы такое значило, что мы все при огне сидим?» Дядька кое-как ему сказал; однако не мог отбиться от того, чтобы не открыть истину, и сказал королевичу, что «когда ты родился, то родитель ваш, а наш король, призвал волхвов и спрашивал, долго ли вы проживете. Они ему сказали, что если он будет вас держать в темном месте, то вы будете живы». — «Как! — вскричал королевич. — У меня есть родитель? Не хочу жив быть, чтобы вы меня к нему сей час не пустили». Дядька не смел без приказания королевского сего исполнить и, пришед к королю, став на колена перед ним, говорил: «Ваше величество, милостивый государь, осмелюсь вам донести, что Иван-королевич просится посмотреть бела света». Король, подумавши несколько, приказал выпустить королевича и представить к себе. Дядька, с радостью возвратясь к Ивану-королевичу, взял его за руку и повел к королю. Он, увидя своего сына, весьма ему обрадовался, начал с ним разговаривать о разных вещах и показывать ему то, чего он не видывал: наконец повел его с собой на конюшню и показывал самых лучших лошадей, примолвя притом, что они служат для езды. Королевич спросил у своего родителя, каким образом на них ездят. Для удовлетворения любопытства своего сына король приказал оседлать двух лошадей — одну для королевича, а другую для его дядьки. Королевич, седши на лошадь, как скоро съехал со двора, то поскакал во всю конскую прыть и ехал все прямо. Дядька говорил королевичу, что время возвратиться назад ко двору. «Поезжай себе один, — отвечал королевич, — а я не хочу». Почему и дядька принужден был с ним ехать. И наконец, ехавши по дороге, увидели старика, сидящего при дороге, просящего милостыню. Королевич спросил дядьку своего: «Что это сидит за человек и качает головою или мне смеется?» Дядька сказал ему, что «это сидит бедный человек, не имеющий пропитания, и просит у вас, чтобы вы ему что-нибудь из милости пожаловали на пищу». Королевич, выслушав сие, вынул из кармана червонец и бросил старику, а сам поехал далее путем дорогою.

Ехали они долгое время, напоследок приехали в один город и увидели, что у одного двора стоит великая толпа народа. Королевич, желая о сем узнать, послал своего дядьку, чтобы он разведал, зачем народ стоит у одного двора. Дядька, повинуясь приказанию королевича, поскакал к народу и спрашивал: «Какая причина сему, что народ собирался у сего двора?» Отвечали ему, что сей дом был одного знатного купца, но ныне он по смерти его находится пуст, и никто не смеет взойти в оной, потому что ночью происходит великий стук и гром. Дядька, возвратясь к королевичу, пересказал ему о всем обстоятельно. Королевич, услышав сие, вознамерился ночевать в оном доме и, подъехав ко двору, слез с своей лошади и пошел прямо на двор. Взошед в переднюю покоев, не видя никого, пошел в другую комнату, в которой стоял стол, и на нем лежали книги. Он сел на стул подле стола и начал читать книгу. День клонился уже к вечеру; и как стало в покоях темно, то он высек огня и засветил свечи, которые расставил на всех окнах покоя. Около полуночи слышит он голос из трубы происходящий: «Ох батюшка! Упаду, ушибусь». Королевич, услыша сие и схватя со стола свечу, подбежав к печи, говорил: «Ну, падай скорей, кто ты?» Вдруг видит он: упала сперва одна нога, потом другая, далее голова, а наконец и все туловище, которое мало-помалу начало сдвигаться, и напоследок сдвигнувшись, встал перед ним престрашный старик. Королевич, увидя его, сказал ему: «Ах ты старой шут! Теперь явился здесь, а давича, на дороге сидя, просил милостыню». (Он думал, что это нищий.)

Королевич взял его за руку, повел с собою в комнату, посадил его подле себя и начал читать книгу, говоря: «Слушай, старик, что я буду читать». Старик, несколько посидя, схватил зубами за плечо королевича и очень его ловко типнул[1]. Королевич, оборотясь к нему, сказал ему: «Что ты, старой шут, взбесился? Ведь я тебя убью». После чего опять начал читать. Старик же, спустя немного, в другой раз схватил зубами королевича за плечо, который насилу мог промолвить: «Что ты, старой шут, разыгрался?» — и, вскоча со стула, ухватил старика за волосы и начал таскать его. Совсем бы старик умертвил Ивана-королевича, если бы к счастью его не запел петух. Как скоро он запел, то Иван-королевич одержал победу над стариком, который вдруг ему заговорил с почтением: «Не бей меня, доброй кавалер! Пойдем со мною». Королевич согласился на сие. Старик, идя с ним из покоев, говорил: «Милостивый государь! Я хозяин сего дома». Потом вывел его в сени, отпер железные двери, и взошли в светелку, в которой на правой стороне разложен был огонь, а на левой — лежало все его имение. Королевич набрал себе довольное число драгоценных каменьев; после чего говорил старик: «Милостивый государь! Извольте выходить вон из сего покоя, потому что приходит тот час, в который должно ему претерпевать наказание от духов. Как скоро королевич пошел вон, то старик за ним так сильно ударил дверью, что оторвал у него полу от кафтана. Королевич, обернувшись, сказал старику: «Что, брат! Надавал ты мне подарков, да и опять тебе жаль стало». После чего королевич вышел из двора и рассказал дядьке своему о всем том, что с ним в ночи ни приключилось. Напоследок, севши на свою лошадь, поехал с дядькою в свое королевство, куда приехав, стал жить благополучно; и по кончине своего родителя принял правление престола, которым управляя благоразумно, был любим своими подданными.


Примечания

  1. Вероятно, щипнул.