Старая погудка на новый лад/Сказка о Невзоре-королевиче

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Старая погудка на новый лад
Сказка о Невзоре-королевиче
 : № 26
Из сборника «Старая погудка на новый лад». Источник: Старая погудка на новый лад: Русская сказка в изданиях конца XVIII века. — Полное собрание русских сказок; Т. 8. Ранние собрания. — СПб.: Тропа Троянова, 2003. — Т. 8.


В некотором царстве, в некотором государстве жил король, у которого было двое детей, сын назывался Невзор-королевич, а дочь Анна-королевна. Болезнь, приключившаяся их отцу, лишила его безвременно жизни, и они остались сиротами еще в несовершенных летах. Соседственный король, ведая, что малолетние ему противиться не могут, завладел королевством отца их и самих выгнал вон из оного.

Невзор-королевич и Анна-королевна долгое время шли путем-дорогою, напоследок вышли в чистое поле, и начал их мучить голод. Они сели несколько отдохнуть, как вдруг бегут две собаки, которых королевич устремился убить из ружья. «Не бей нас, Невзор-королевич, — говорили ему собаки, — мы тебе во время пригодимся». Королевич их не тронул, и собаки пошли с ними вместе. Начали они подходить к леску, то попался им навстречу волк; собаки бросились на волка и хотели его разорвать, но он говорил: «Невзор-королевич, не приказывай меня рвать, я тебе пригожусь». Невзор-королевич велел собакам отойти прочь; и волк пошел вместе же с ними. Потом шли несколько времени вместе, и пристали к ним еще медведь и лисица и, вышед на широкую долину, вздумал Невзор-королевич построить избушку. Медведь пошел ломать деревья, собаки таскать, а лисица с волком укладывали и натаскали сена и соломы.

Таким образом жили долгое время. Королевич со своею охотою ходил каждый день стрелять птиц, а сестра его оставалась дома. В один день, как королевич по обыкновению пошел в лес, куда с ним и вся его охота, кроме только одной лисицы, которая осталась дома с его сестрою. Анна-королевна, проводя своего брата, вышла погулять на берег реки и увидела она на другой стороне молодого человека (это был волхв), который так пленил ее сердце, что она начала его звать к себе. Он через реку отвечал ей: «Махни мне только своим платком, то я к тебе и перейду». Она вдруг махнула, и он тотчас явился перед нею. Поцеловав ее руку, предлагал ей, чтобы она постаралась извести своего брата. «Я не знаю, — говорила королевна, — как в сем случае поступить?» — «Я тебя научу, — говорил волшебник. — Ты притворись больною и попроси своего брата, чтобы он принес тебе молока от львицы, у которой двенадцать львенков, и он совершенно оттуда жив не воротится». После сего распрощались, и пошел каждый в свое место. Лисица все сие слышала, и как только королевич со своею охотою возвратился из лесу, то она побежала к нему навстречу и объявила ему о сем. Королевич же, любя свою сестру, сему не поверил. И как взошел в избушку, увидел, что сестра его лежит, то спрашивал, что с нею приключилось. Королевна отвечала ему, что она нездорова, и примолвила притом, когда он хочет ее видеть живою, чтобы принес ей молока от львицы, которая имеет двенадцать львенков. Невзор-королевич обещался исполнить ее просьбу и, взяв свою охоту, поехал к тому месту, где гуляла львица. Приехав туда, взошел в пещеру и увидел тазы пустые, налил в них воды, и львица не только его не повредила, но начала еще к нему ласкаться. Потом королевич надоил молока и привез своей сестре. На другой день сестра его казалась здоровою, королевич сему обрадовался и пошел со своею охотою в лес.

В сие время Анна-королевна опять пошла со своим любовником и требовала у него совета, как бы извести брата. Он сказал: «Попроси ты его, чтобы он съездил к крысе-королеве, у которой завтре будет бал, и принес бы оттуда тебе хотя одно блюдо кушанья». Как скоро королевич воротился со своею охотою, то королевна просила его, чтобы он для нее сделал такое одолжение — съездил за тридевять земель в тридесятое королевство к крысе-королеве, у которой завтра будет бал, и принес бы ей хотя одно со стола кушанье. Он не отказался и, встав поутру, взял свою охоту и полетел с нею туда. Как скоро пришли на королевнин двор, взошли в один покой, в коем никого не было, потом затесались и в другой, где на столе приготовлено было множество кушанья всякого рода. Вдруг бросилась его охота и начала все убирать, так что ничего не осталось королевичу. После сего медведь сказал: «Невзор-королевич, скоро прилетит крыса-королева, теперь все ляжем, и она хотя вас крепко ужалит, только молчи и не шевелись». Сказав сие медведь, повалились все на пол.

В скором времени прилетела крыса-королева и, видя, что все кушанье приедено, осердилась, ужалила сперва Невзора-королевича, а потом всю его охоту, но они ни один не шевелились. И как она вышла в другую комнату, то Невзор-королевич, вскоча, побежал вон из дворца и ушел благополучно к своей сестре. Охоту же его крыса-королева приказала посадить в погреб за двенадцать дверей и запереть двенадцатью замками. Как скоро Невзор-королевич взошел в избушку, то увидел сестру с незнакомым человеком, который вдруг сказал ему: «Поди и топи баню». Королевич, напугавшись сего, исполнил его приказание. И как скоро баня истопилась, то он, пришед, сказал ему: «Поди же теперь таскай воду и дожидайся меня в бане». Королевич не мог и в сем ослушаться. В сие самое время прилетела к нему птица и говорила: «Не тужи, Невзор-королевич, твоя охота уже десятеро дверей прогрызла». — «Перестань врать, — сказал Невзор-королевич, — как можно ей оттуда выйти».

Вдруг взошел волшебник с его сестрою в баню и приказывал королевичу, чтобы он раздевался. Он начал скидывать с себя платье, как его охота явилась перед ним и волшебника изорвали в мелкие куски. Устремились было они так же поступить и с его сестрою, но Невзор-королевич им сие делать запретил и, оставя свою сестру, пошел с охотою к лесу и, пришед, сказал охоте своей: «Любезная моя охота! Теперь поди куда кто хочет». И дав им кольцо, примолвил: «Когда это кольцо разогнется, то ко мне поспешайте прийти». Лишь только он успел сие вымолвить, то вся охота его вдруг пропала, и побежали в разные стороны.

Невзор же Королевич пошел еще несколько и, пришед к дереву, сел у оного отдохнуть. Вдруг увидел он: едут тридцать шесть карет, все обитые трауром. Будучи же весьма любопытен, подошел он к одной карете и спросил: «Что это за печальная такая церемония?» На что отвечали ему, что королевскую дочь везут на съедение змею, которому всякий год сия жертва приносится, и ныне пал жеребий на королевскую дочь. Потом привезли ее в середину леса, где построены были огромные палаты, в кои ее ввели, а сами провожатые возвратились назад. Королевич, проводя из глаз своих кареты, осмелился идти в палаты и, взошед в оные, пал на колени перед королевскою дочерью, говоря ей: «Государыня моя! Сколько будет моих сил, столько я буду защищать вашу жизнь и стараться избавить вас от смерти». Он еще не успел окончить своих слов, как трехглавый змей взошел в палаты и говорил: «Спасибо королю, что прислал мне кусок с прикусочком». — «Кусок ты съел, — сказал королевич, — а прикуском подавишься». Сие самое змея привело в великое сердце, и он вызывал королевича биться. «Очень хорошо», — отвечал королевич. Они вышли из покоев, и королевич с одного раза срубил три головы змею; но не успел еще обернуться, как стоит уже перед ним змей о шести головах, которому он с двух раз срубил также все головы. По сем начал их собирать, думая уже, что всех умертвил чудовищ, но вдруг к нему подходит змей ужасной величины, о двенадцати головах, с которым бился он долгое время, а только срубил ему девять голов. Змей уже одолевал королевича, как вдруг кольцо его развернулось, и откуда ни взялась, охота прибежала ему на помощь, и умертвили змея. Королевич после сего, собравши все головы, положил их под камень, а сам ушел.

Видя сие происхождение, некоторый дворянин их королевства, взошел к королевне и говорил: «Если ты пойдешь за меня замуж и скажешь своему родителю, что я избавил тебя от смерти, то оставлю тебя живою; а когда на сие не согласишься, то умерщвлю сей же час». Она согласилась на его предложение. И как скоро приехали во дворец, то король, увидя свою дочь живою, весьма обрадовался, которая из страха объявила родителю своему, что сей человек ее избавил от смерти и она дала слово идти за него замуж. Король на сие был согласен, и назначили день к торжествованию брака. Невзор-королевич, услыша о сем, приехал во дворец и объявил королю, что не сей дворянин, а он избавил от смерти его дочь. Дворянин опровергал слова королевича. «Когда так, — примолвил Невзор-королевич, — то где головы змеев?» — «Птицы растаскали», — ответствовал дворянин. «Пустое говоришь, друг мой! — говорил королевич. — Но пойдем, я тебе покажу, где они лежат». И как они пришли на то место, то сказал королевич: «Подними самой сей камень». Дворянин не мог поднять оного, а королевич поднял одною рукою и говорил: «Посмотри, вот головы». Как только сей протянул свою шею, то королевич опустил камень и отсек ему голову оным. Возвратясь же ко дворцу, утвердила королевна, что сей ее избавитель, а того она назвала из одного страха. Король выдал свою дочь за Невзора-королевича, и он стал жить в сем государстве, куда собралась и вся его охота и до самой смерти его находилась при нем безотлучно.