Старая погудка на новый лад/Сказка о двух королевичах, родных братьях

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Старая погудка на новый лад
Сказка о двух королевичах, родных братьях
 : № 22
Из сборника «Старая погудка на новый лад». Источник: Старая погудка на новый лад: Русская сказка в изданиях конца XVIII века. — Полное собрание русских сказок; Т. 8. Ранние собрания. — СПб.: Тропа Троянова, 2003. — Т. 8.


В некотором царстве, в некотором государстве жил-был король с королевою, у которого мать столько была недоброжелательна до своей невестки, что всячески искала случая, каким бы образом оклеветать ее перед своим сыном, который напротив, видя свою жену добродетельну и целомудренну, наигорячайшею пылал к ней любовию. Между тем королева разрешилась от бремени двумя сыновьями, которых красоте мало подобных находилось во всем том королевстве. Король весьма сему был рад и благодарил небо за таковую к нему их великую щедроту. Напротив того, королевская мать наивеличайшею воспылала ненавистью на свою невестку, видя, что сын ее страстнее сделался к своей супруге, по сему несказанно мучилась тем, что не могла изыскать такого средства, чрез [которое] чтоб могла разрушить их любовь и согласие. Но как спустя несколько времени король имел необходимый долг оставить свое королевство и выехать за границы оного, то злобная его мать сей самый случай употребила в свою пользу и сплела некие нелепые хитрости на свою невестку, коими оклеветала ее перед своим сыном.

Король, поверя своей матери, думая, что она не безвинно доносит на его супругу, и утвердясь на сем, возненавидел свою супругу, обще и невинных младенцев, заключил их в темницу, в которой они долгое время содержались, не зная тому причины, за что так король к ним вдруг сделался не милосерден. Наконец собрав он своих министров, советовал с ними, какое бы учинить королеве наказание за ее к нему неверность. Все объяты были страхом и не смели никакого на сие дать ответа, но некоторые из них, пользуясь особенною милостью и благосклонностью короля, осмелились предложить ему свое мнение, говоря: «Ваше величество! Мы, подданнейшие ваши рабы, принимаем смелость донести вам и открыть свое мнение, какое заслуживает наказание ваша супруга. Когда вы ее изволите признавать виновную, то оставя телесное наказание, изгоните ее и с младенцами из сего града и всего вашего королевства. Если она виновата, то небо ей не попустит долгое время наслаждаться сею жизнью, но вскоре прекратит ее дни». Королю весьма понравилось сие мнение его любимцев, и он тотчас королеву приказал освободить из темницы и с младенцами и представить к себе. Как скоро она была пред него представлена, то король, от горячей к ней любви проливая слезы, говорил: «Я, последуя благоразумному совету моих министров, дарую тебе жизнь и с младенцами, которой вы совсем недостойны; но не терпя того, чтобы твое преступление не было наказано чем-либо, то изгоню тебя не только из сего города, но и из всех областей моего королевства». Почему, нимало не медля, приказал ее с бесчестием выгнать из своего королевства и отдать на произволение судьбы. И так несчастная королева осуждена была безвинно претерпевать жесточайшее мучение.

Когда по приказанию короля невинная его супруга и со младенцами отведена была в пустыню, то она, пришед к одному месту, избрала оное своим жилищем, на котором многие дни обитала. Потом, спустя несколько времени, от того места отошла к прекрасному потоку, где и вознамерилась отдохнуть от своего пути. Как только она предалась в объятия сна, то вдруг подошла к тому месту львица, которая, похитив одного младенца, унесла в свою пещеру, где оного воспитывала подобно как и мать. Весьма прискорбно было сие для чувствительной матери и, опасаяся она, дабы львица у ней не похитила и другого младенца, заблагорассудила оставить сие место и пойти далее. Довольно многое время блуждая по пустыням, в один день взошла на высокую гору, с которой увидя прекрасный город, немало сему обрадовалась, что, оставя пустыню, может в оном окончать дни свои жизни спокойно. Нимало не медля устремилась прямо к тому городу, к которому подходя, встретилась с неизвестным ей человеком, у коего спрашивала, которого был оный государства; и как услышала, что оный град был владения ее супруга, то вознамерилась в оный идти, не объявляя о себе подлинно, почему и просила встретившегося с нею человека, чтобы он ей несколько времени позволил пожить в своем доме. Муж, украшенный сединами, будучи от природы своей чувствителен и сострадателен к несчастным, согласился на ее предложение.

Королева под видом убогой простой вдовы жила в сем городе долгое время; между тем королевич, оставшийся при ней, приходил в совершенный возраст и обучился всяким наукам: но наипаче всего столько искусен был в военной экзерциции, что легко мог управлять целым войском. Королевский сын, приметя, что в одной палате дома их хранились ратные доспехи, как то щит, колчаны, шлем и палица, почему он часто в оную ходил и, украшаясь оными, весьма веселился. В одно время слуга того дома господина, приметя сие, донес своему господину, который из любопытства взирая на все поступки юного королевича, чрезмерно дивился, где он столь искусно мог научиться сей науке.

Между тем по прошествии некоторого времени сему королевству объявлена была война от соседственного короля, который гораздо его превосходил силою, и стоя долгое время под тем градом, вызывал поединщика, и если король не согласится выслать, то неприятель без всякого бы кровопролития отдал свой город со всеми в нем находящимися припасами. Король, супруг королевы изгнанной, объят был сильным недоумением и не знал, что делать, потому что ни одного в своем королевстве не имел храброго рыцаря, а которые хотя и были, но те уже пришли в глубокую старость. Услышав о сем, сын королевны начал с почтением неотступно просить у своей матери благословения и позволения ехать к тому городу для вспомоществования осажденному королю. Выслушав его просьбу, королева противилась исполнению оной и говорила сыну своему, чтобы он оставил свое предприятие. Ибо она в нем только одном находит свое увеселение; а когда он ее оставит, то она принуждена будет лишиться безвременно своей жизни. «Я и то огорчена в жизни моей, — продолжала королева со слезами, — поелику лишилась милости моего супруга, а твоего отца, которому ты теперь желаешь помочь; потом похищен у меня львицею твой брат, и не могу знать, в живых ли он теперь находится. Уважь мою старость, любезный сын! И не дай мне безвременно умереть». Королевич, известясь от своей матери, что он царский сын, более усугубил свою просьбу к ней, говоря: «Милостивая государыня моя матушка! Отпустите меня испытать своей храбрости, и если счастие мне послужит, то я ни минуты не медля, возвращусь к вам, и сие самое вашей старости принесет радость, а мне честь и славу».

В сие самое время взошел в покои королевы и старый воин, у которого они в доме жили, и, слушая просьбу королевича, предлагаемую им своей матери, начал с своей стороны просить королеву, дабы она согласилась отпустить своего сына на войну, где он может прославить свое имя и ей доставить безбедное пропитание. Королева же, не сопротивляясь более, отпустила сына своего на войну, дав ему свое благословение, а старый воин украсил его воинским орудием и посадил его на богатырского коня, проводил его из города и указал ему путь, которым надлежало ехать в королевство отца его. И таким образом простясь королевич с своею материю и тем старым воином, прося притом его, чтобы он не оставил своею благосклонностию его мать, отправился в предприятый путь.

В то же время случилось некоторому купеческому кораблю идти по морю и пристать к тому острову, на котором львица со унесенным королевичем обитала. Как скоро корабельщики пристали к сему месту, то великое их внимание обратил на себя сей остров, и они вознамерились несколько по оному погулять. Долгое время ходя по оному, наконец увидали на песке звериный и человеческий следы, очень сему удивились и пошли далее тем следом, напоследок пришли к пещере, в которой увидали лежащую львицу и подле ее прекрасного юношу. Корабельщики, увидя сие, пришли в величайший ужас и вознамерились возвратиться на свой корабль, опасаясь, дабы не быть растерзанным лютым оным зверем. И как пришли на свой корабль, то объявили о сем своим товарищам, которые, услышав сие, не доверяли и желали испытать самолично. Потом, взяв с собою оружие, пошли прямо к пещере, в которой увидели лежащих львицу и юношу того. Львица, увидя корабельщиков, как бы давала знать юноше, что пришли к их пещере люди. Они в большее сим приведены были удивление и не желали отойти от сего места без испытания, почему, взяв несколько кусков хлеба, бросили ко львице в пещеру, которая, приняв оный, отдавала юноше, и вместе ели. По сем львица встала и вышла из своей пещеры, и пошла в густой лес для принесения себе пищи, вслед за нею вышел и юноша тот, которого обласкали корабельщики и звали с собою на корабль, он согласился на их предложение, и пришли на корабль.

Лишь только они взошли на корабль и, увидя львицу, следующую за ним, намеревались, подняв парусы, отступить от берега, дабы оставить оную на сухом пути, но не успели в своем намерении; львица тотчас бросилась в море и, ухватясь за корабль, вскочила в оный. Корабельщики прежде весьма устрашились сего, но юноша, взяв их за руки, привел ко львице и начал ее гладить, что самое повелевая делать и им. С сего времени скоро они привыкли ко львице и безбоязненно обращались с нею, и притом научали юношу говорить; обучали также его многим наукам, к коим он прилежал и оказал остроту своего разума. Между тем прибыли в то королевство, которым управлял его родитель, и корабельщики, пристав у пристани корабельной, пошли к королю со своими дарами. Король их удостоил благосклонного своего принятия; и между прочими разговорами донесли они королю, что по случаю заехали на один остров во время своего путешествия, с которого взяли на корабль свой львицу с юношею, видом весьма прекрасным, коего обучали всяким наукам. Король сему удивлялся и просил господ корабельщиков, чтобы они представили к нему сию вещь удивления достойную. Как скоро сие исполнено было, то он просил их, чтобы оставили львицу с отроком у него при королевском дворе, в чем отказать никак не могли королю корабельщики.

Королевич, воспитанный львицею, скоро приобык ко всем благородным действиям и поступкам. В некоторое время взошел в королевскую оружейную палату и, увидя воинские доспехи, вздел на себя и говорил предстоящим министрам: «Желал бы я испытать своего счастия противу неприятелей, причиняющих великое беспокойство королю». Таковые его речи вскоре донесены были королю, который весьма сему обрадовался и, призвав его пред себя, говорил ему: «Храбрый мой рыцарь! Когда ты искусен в воинском деле, а притом и имеешь желание испытать своего счастия противу неприятелей, то я снабжу тебя всем тем, что потребно к ратному действию, и позволяю тебе идти противу нашего неприятеля. И если счастие тебе послужит победить неприятеля, то я обещаюсь всем тем, что ни есть свято, что по себе учиню наследником моего престола, поелику не имею детей у себя». Юноша, выслушав таковые слова короля, с почтением требовал у него позволения отправиться к неприятелю. Король с великою радостию, нимало не медля, приказал принести для него все воинские доспехи, в которые сам его одевал, и наконец, посадя на коня, отпустил с честию. И таким образом королевич отправился на сражение с неприятелем, и львица последовала за ним же, где великое смятение произвели в неприятеле, потому что не столько рыцарь порубил мечем, топтал конем своим богатырским, сколько растерзала львица.

В тоже самое время приехал и другой королевич, воспитанный своею материю, который удивительную храбрость и мужество оказывал над неприятелем, никак не ведая того, что и брат его, унесенный львицею, пребывает на сем же сражении и весьма мужественно ратует. Победя своих неприятелей и прогнав их в свое отечество, съехались вместе оба сии рыцаря. Отдав друг другу должное почтение, долгое время оба пребывали в некотором изумлении и взирали одни на другого не говоря ни слова. Королевич же, воспитанный матерью, между тем спросил своего сорыцаря: «Милостивый государь! Прошу удовлетворить мое любопытство, объявя мне, каким образом ты подружился с сим лютым зверем». На что отвечал другой, что он унесен сею от матери своей, о которой упомнить не может по причине своего малолетства, кто она такова была, и воспитан был на острову сею львицею, с которого взят некоторыми корабельщиками и представлен сему королю. Слыша сие, королевич, объят был крайним недоумением, рассуждая сам с собою: «Не брат ли мне сей, унесенный от матери моей львицею». И скрывая сие до времени в сердце своем, возвратилися оба к королю с объявлением, что победили его неприятеля и прогнали его в свое отечество с бесчестием.

Когда донесено было королю, что два юноши и со львицею идут победителями, тогда король приказал вельможам своим идти для встретения их с приличным торжеством за ворота города, а сам дожидался их в самом городе у своих палат. И как юноши встречены были вельможами, то в город въехали при рукоплескании всего народа. Подъехав же они ко дворцу, сошли с своих коней и поздравляли короля с получением толь знаменитой победы, который при радостном торжествовании ввел их в свои чертоги, и начали веселиться; львицу же приказал ввести в переднюю свою палату и довольствовать ее пищею, препоруча за нею надзирание одному из придворных своих. На как самого короля, так и всех его министров особенное на себя привлекали внимание юноши оные, потому что друг на друга во всем были похожи и очень подобны королю. В некоторое время король спросил королевича, воспитанного матерью, какого он государства, и какого рода. На что сей с почтением и учтивостию отвечал королю, что он не может удовлетворить любопытства его величества в том, какого он государства; но слышал от своей родительницы, что он сын некоторого короля, который по оклеветанию своей злобной матери мать мою и с двумя нами выгнал из своего королевства. И как она плутала по пустыням и лесам, то в одно время легла под деревом отдохнуть; тогда львица, пришедшая неизвестно откуда, и унесла ее сына, а моего брата, к себе в пещеру. «Мать моя, сие видя, не осмелилась приступить ко львице и, оставя младенца того с нею, со мною пошла далее в лес, в коем блуждая довольно времени, напоследок взошла на высокую гору и увидала город, к которому и устремила свои очи. В оном городе некоторый старый воин, украшенный добродетелью, принял мать мою в свой дом, где она меня воспитала и научила разным наукам, но как к вашему королевству приступил неприятель, то я с позволения моей матери отъехал сюда, а она и доселе пребывает в оном городе у старого того воина. Более сего ничего не могу донести вашему величеству о себе».

Король, выслушав сие, пришел в крайнее недоумение и, рассуждая сам с собою, что сии истинные его дети, однако не объявляя ничего, спрашивал другого, кого он рода, из которого королевства и каким образом попался ко львице. «Ваше величество, — отвечал королевич, воспитанный львицею, — не могу ничего сказать вам о моем роде и отечестве, потому что в самом младом возрасте унесен от матери моей львицею, которою и воспитываем был до сих пор, и если бы господа корабельщики не приехали на тот остров, на котором мы обитали со львицею, и не взяли нас с собою, то бы и до сего времени я пребывал на оном». Весьма странно сие было слушать королю, поелику он в сих юношах находил истинных своих детей, почему, не могши более преодолеть самого себя, от радости испускал слезы и, обняв, говорил: «О дрожайшие мои дети! Ныне вас вижу во всяком благополучии и признаюсь чистосердечно пред всем моим подданным народом, что напрасно мать вашу, а мою супругу, изгнал из королевства». Долгое время находились все в глубоком молчании; напоследок король, обратясь к королевичу, воспитанному его супругою, сказал: «Любезный мой сын, поезжай к дражайшей моей супруге, а своей матери, и вручи ей от меня сие грамоту, а притом и словесно проси ее, чтобы она не отказалась возвратиться в свое королевство». И в нарочито приготовленной великолепной колеснице в провождении многих придворных отпустил его за своею супругою.

Мать же королевская, узнав о сем, весьма негодовала на самую себя, что худой получила успех в своем гнусном действии и, желая избежать стыда и поношения от народа, отравила сама себя ядом.

Между тем королевич приехал весьма великолепно к своей матери, рассказал ей обо всем обстоятельно, каким случаем нашел своего отца и своего брата, унесенного львицею, потом подал письмо, писанное рукою короля. Королева, прочитав оное без всякого медления, согласилась возвратиться к своему супругу, который встретил ее с великою радостию и напоследок просил у ней прощения в безрассудном своем поступке. По приезде королевы великое торжество производимо было во всем королевстве; и король с своею супругою и любезными детьми жили во всякой радости и во всяком благополучии до скончания своей жизни многие годы.