Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/97

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

комъ. Тогда въ модѣ на сукно былъ «цвѣтъ лондонскаго дыма», и мнѣ захотѣлось сшить себѣ пальто такого двѣта; но я имѣлъ неосторожность покупать сукно подъ вечеръ въ темной лавкѣ и получилъ вмѣсто лондонскаго дыма цвѣтъ чуть ли не бильярдной покрышки.

Въ этомъ же году умеръ Тимоѳей Николаевичъ Грановскій. Его отпѣвали въ университетской церкви, и я помню, что подлѣ его гроба стояла женщина вся въ черномъ. неподвижная какъ статуя во все время службы (жена его была урожденная Мюльгаузенъ, лютеранка). Гробъ его провожали тысячи, но далеко не такъ торжественно, какъ провожали позднѣе въ Петербургѣ Тургенева. Между провожавшими я помню какъ теперь Каткова въ енотовой гаубѣ. Тогда онъ былъ, внрочемъ, только издателемъ «Русскаго Вѣстника». Умри Грановскій годами десятью позже, редакторъ «Московскпхъ Вѣдомостей» едва ли шелъ бы за его гробомъ.

Кажется, въ 1853 году былъ пожаръ Большого московскаго театра. Мы съ Юнге стояли все время пожара подлѣ теперешней гостиницы Континенталь и были свидѣтелями спасенія человѣка съ крыши театра. Пожарныя лѣстницы до этой крыши не хватали, и спасъ стоявшаго на ней рабочій, взлѣзшій на крышу (сначала, разумѣется, по лѣстницѣ) по водосточной трубѣ. Самую процедуру спасенія мы видѣть не могли, потому что она происходила съ фасада, обращеннаго къ пассажамъ, но были свидѣтелями, какъ кому-то пришла въ голову мысль собирать деньги смѣльчаку. Къ несчастью деньги эти оказали ему плохую услугу: онъ спился на нихъ до смерти.

Когда я былъ на 4-мъ курсѣ, семья наша лишилась нашей милой кроткой матери. Настрадалась ея кроткая душа въ жизни не мало, но Богъ послалъ ей по крайней мѣрѣ тихую и быструю кончину. Извѣстіе о ея смерти я получилъ неожиданно. Такъ и не довелось ей, бѣдной, дожить до времени, когда ея сынъ пошелъ по столь желанной ею ученой части.

ІІо духовному завѣщанію отца все имѣніе передавалось матери въ полное ея распоряженіе до кончины, и воля отца была уважена. Но кончинѣ матери братья выдѣлили сестрамъ все костромское имѣніе, а симбирское рѣшили не дѣлить, прибавивъ къ условію пунктъ, что желающій тѣмъ не менѣе выдѣлиться получаетъ 6000 руб. и отказывается отъ дальнѣйшихъ правъ на отцовское наслѣдство. Имѣя въ виду отправиться учиться за границу, я пожелалъ быть выдѣленнымъ на сказанномъ условіи и получилъ кромѣ того вольную для моего вѣрнаго товарища и слуги Ѳеофана Васильевича. Такъ какъ выпускные экзамены кончались тогда въ на-