Страница:Азия (Крубер, Григорьев, Барков, Чефранов, 1900).pdf/138

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

я невольно пожалѣлъ тѣхъ, кому суждено провести тутъ весь свой вѣкъ: что за безотрадная природа, наводящая уныніе! А живутъ люди… Но что и за жизнь! Тяжело и имъ, и скоту ихъ. Неподалеку отъ юртъ собралась группа верблюдовъ и лошадей, къ которымъ продолжали подходить съ разныхъ сторонъ другіе; я догадался, что тамъ находился колодезь, и пошелъ посмотрѣть. Опишу его подробнѣе, чтобы познакомить читателя съ этимъ важнымъ предметомъ въ пустынѣ. У колодца, который представлялъ яму съ резервуаромъ на днѣ, стоялъ наблюдавшій за порядкомъ монголъ; онъ доставалъ бадьей воду и выливалъ ее въ поставленное возлѣ ямы корыто. Животныхъ, желавшихъ пить, является много, а корыто одно; они лѣзутъ къ нему всѣ заразъ, и безъ помощи человѣка, навѣрно, ни одинъ верблюдъ не напился бы, — такъ они мѣшали другъ другу. Даже, несмотря на присутствіе блюстителя порядка, иногда нѣсколько длинныхъ шей и губошлепыхъ мордъ, коими природа надѣлила верблюдовъ, протягивались разомъ къ корыту и отъ этого ни одинъ не могъ пить спокойно и удобно. Имъ, бѣднымъ, повидимому, всѣмъ страшно хотѣлось пить и они испытывали мученія Тантала, стоя въ ожиданіи, пока до нихъ дойдетъ очередь. Я долго стоялъ возлѣ, наблюдая за водопоемъ, и мнѣ казалось, что ни одному верблюду не удалось напиться толкомъ, досыта; они отходили отъ корыта не потому, что не хотѣли больше пить, а по неволѣ, потому что ихъ прогоняли; и ихъ всегда грустные глаза, казалось, были еще грустнѣе, когда они уходили прочь, не удовлетворивъ вполнѣ жажды. Качая въ стороны головами, они фыркали и отряхивали воду съ своихъ мокрыхъ губъ; многіе изъ нихъ выражали свое томленіе и досаду отъ нетерпѣливаго ожиданія еще тѣмъ, что топали ногою въ землю и измученными глазами поглядывали по сторонамъ; другіе стояли, стояли, — ждали, ждали, да такъ, не дождавшись, и уходили, можетъ быть въ надеждѣ найти воды въ другомъ мѣстѣ; но напрасно искали они ее, потому что другого колодца здѣсь нѣтъ. Тяжело было смотрѣть на это томленіе бѣдныхъ животныхъ, и меня досада разбирала на лѣнивыхъ и беззаботныхъ монголовъ: неужели нельзя было бы устроить болѣе свободнаго доступа къ водѣ, напримѣръ, расширивъ колодецъ или вырывъ нѣсколько другихъ рядомъ, тѣмъ болѣе, что вода совсѣмъ недалеко отъ поверхности; или отчего бы не сдѣлать больше корытъ!

Тяжелое было зрѣлище. Я отошелъ прочь и, увидавъ, какъ одинъ наѣздникъ монголъ ловилъ арканомъ въ табунѣ лошадей, остановился посмотрѣть. Его арканъ представлялъ длинную тонкую палку, имѣющую на концѣ веревочную не стягивающуюся петлю, которую онъ, носясь на своей лошади, старался набросить черезъ голову на шею той, которую хотѣлъ поймать. Онъ ловилъ то ту, то другую, какая была