Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/204

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

ратору и доложилъ, что соловья-де вѣрно выдумали книжные сочинители.

— Ваше величество не должны вѣрить всему, что пишутъ въ книгахъ; все это однѣ выдумки, такъ сказать, черная магія!..

— Но, вѣдь, эта книга прислана мнѣ самимъ могущественнѣйшимъ повелителемъ Японіи, и въ ней не можетъ быть неправды! Я хочу слышать соловья! Онъ долженъ быть здѣсь сегодня же вечеромъ! Я объявляю ему мое высочайшее благоволеніе! Если же его не будетъ здѣсь въ назначенное время, я прикажу послѣ ужина надавать всѣмъ придворнымъ палочныхъ ударовъ по животу!

— Тзингъ-пе!—сказалъ первый приближенный и опять забѣгалъ вверхъ и внизъ по лѣстницамъ, по корридорамъ и заламъ; съ нимъ бѣгала и добрая половина придворныхъ,—никому не хотѣлось отвѣдать палокъ. У всѣхъ на языкѣ былъ одинъ вопросъ: что это за соловей, котораго зналъ весь свѣтъ, но—ни одна душа при дворѣ.

Наконецъ, на кухнѣ нашли одну бѣдненькую дѣвочку, которая сказала:

— Господи! Какъ не знать соловья! Вотъ ужъ поетъ-то! Мнѣ позволено относить по вечерамъ моей бѣдной больной матушкѣ остатки отъ обѣда. Живетъ матушка у самаго моря, и вотъ, когда я иду назадъ и сяду отдохнуть въ лѣсу, я каждый разъ слышу пѣніе соловья! Слезы такъ и потекутъ у меня изъ глазъ, а на душѣ станетъ такъ радостно, словно матушка цѣлуетъ меня!…

— Кухарочка!—сказалъ первый приближенный императора.—Я опредѣлю тебя на штатную должность при кухнѣ и выхлопочу тебѣ позволеніе посмотрѣть, какъ кушаетъ императоръ, если ты сведешь насъ къ соловью! Онъ приглашенъ сегодня вечеромъ ко двору!

И вотъ, всѣ отправились въ лѣсъ, гдѣ обыкновенно распѣвалъ соловей; отправилась туда чуть не половина всѣхъ придворныхъ. Шли, шли, вдругъ замычала корова.

— О!—сказали молодые придворные.—Вотъ онъ! Какая, однако, сила! И это у такого маленькаго созданьица! Но мы положительно слышали его раньше!

— Это мычитъ корова!—сказала дѣвочка.—Намъ еще далеко до мѣста.

Въ пруду заквакали лягушки.


Тот же текст в современной орфографии

ратору и доложил, что соловья-де верно выдумали книжные сочинители.

— Ваше величество не должны верить всему, что пишут в книгах; всё это одни выдумки, так сказать, чёрная магия!..

— Но, ведь, эта книга прислана мне самим могущественнейшим повелителем Японии, и в ней не может быть неправды! Я хочу слышать соловья! Он должен быть здесь сегодня же вечером! Я объявляю ему моё высочайшее благоволение! Если же его не будет здесь в назначенное время, я прикажу после ужина надавать всем придворным палочных ударов по животу!

— Тзинг-пе! — сказал первый приближённый и опять забегал вверх и вниз по лестницам, по коридорам и залам; с ним бегала и добрая половина придворных, — никому не хотелось отведать палок. У всех на языке был один вопрос: что это за соловей, которого знал весь свет, но — ни одна душа при дворе.

Наконец, на кухне нашли одну бедненькую девочку, которая сказала:

— Господи! Как не знать соловья! Вот уж поёт-то! Мне позволено относить по вечерам моей бедной больной матушке остатки от обеда. Живёт матушка у самого моря, и вот, когда я иду назад и сяду отдохнуть в лесу, я каждый раз слышу пение соловья! Слёзы так и потекут у меня из глаз, а на душе станет так радостно, словно матушка целует меня!…

— Кухарочка! — сказал первый приближённый императора. — Я определю тебя на штатную должность при кухне и выхлопочу тебе позволение посмотреть, как кушает император, если ты сведёшь нас к соловью! Он приглашён сегодня вечером ко двору!

И вот, все отправились в лес, где обыкновенно распевал соловей; отправилась туда чуть не половина всех придворных. Шли, шли, вдруг замычала корова.

— О! — сказали молодые придворные. — Вот он! Какая, однако, сила! И это у такого маленького созданьица! Но мы положительно слышали его раньше!

— Это мычит корова! — сказала девочка. — Нам ещё далеко до места.

В пруду заквакали лягушки.