Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/278

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена


— Васъ приглашаютъ въ лѣсной холмъ сегодня же ночью!—сказала она.—Но сначала я попросила бы васъ оказать намъ большую услугу—оповѣстить остальныхъ приглашенныхъ. Надо же быть чѣмъ-нибудь полезнымъ,—своего хозяйства у васъ, вѣдь, нѣтъ! Мы ждемъ очень важныхъ чужеземцевъ, троллей съ большимъ вѣсомъ, и нашъ лѣсной царь не хочетъ ударить лицомъ въ грязь.

— Кого же приглашать?—спросилъ ночной воронъ.

— На большой балъ могутъ явиться всѣ и каждый, даже люди, если только они ходятъ или говорятъ во снѣ—вообще отличаются чѣмъ-нибудь въ нашемъ родѣ. Званый обѣдъ—дѣло другое, тутъ надо выбирать, да выбирать. Общество должно быть самое избранное! Я ужъ и то спорила съ лѣснымъ царемъ насчетъ привидѣній:—по моему, и ихъ нельзя допускать! Прежде всего придется, конечно, позвать морского царя съ дочерьми; они не очень-то любятъ выходить на сушу, ну, да ничего, мы посадимъ ихъ на мокрый камень, или еще что-нибудь придумаемъ—надѣюсь не откажутся! Потомъ надо позвать всѣхъ старыхъ троллей перваго класса, съ хвостами, затѣмъ водяныхъ и домовыхъ, и наконецъ, я думаю, нельзя обойти приглашеніемъ могильную свинью, мертвую лошадь[1] и церковнаго карлика: они все-таки въ близкомъ родствѣ съ нами и часто навѣщаютъ насъ.

— Карръ!—крикнулъ ночной воронъ и полетѣлъ приглашать.

Дочери лѣсного царя уже плясали на лѣсномъ холмѣ съ длинными прозрачными шарфами въ рукахъ. Шарфы были сотканы изъ тумана и луннаго свѣта,—это очень красиво по мнѣнію тѣхъ, кому такія вещи нравятся. Парадная зала лѣсного холма была разубрана на славу: полъ вымытъ луннымъ свѣтомъ, а стѣны натерты вѣдьминымъ саломъ, такъ что блестѣли при свѣчахъ не хуже лепестковъ тюльпана. Въ кухнѣ жарились на вертѣлахъ сотни жирныхъ лягушекъ, готовились ужиныя шкурки съ начинкой изъ дѣтскихъ пальчиковъ и салатъ изъ мухоморовъ, сырыхъ мышиныхъ мордочекъ и бѣлены. Пиво

  1. По народному датскому повѣрью, подъ каждою вновь строющеюся церковью слѣдовало зарывать живую лошадь или свинью. Привидѣнія этихъ животныхъ, бродящія по ночамъ вокругъ человѣческихъ жилищъ и предвѣщающія смерть кого-либо изъ живущихъ въ нихъ, и называются мертвою лошадью и могильною свиньей. Примѣч. перев.
Тот же текст в современной орфографии

— Вас приглашают в лесной холм сегодня же ночью! —сказала она. — Но сначала я попросила бы вас оказать нам большую услугу — оповестить остальных приглашённых. Надо же быть чем-нибудь полезным, — своего хозяйства у вас, ведь, нет! Мы ждём очень важных чужеземцев, троллей с большим весом, и наш лесной царь не хочет ударить лицом в грязь.

— Кого же приглашать? — спросил ночной ворон.

— На большой бал могут явиться все и каждый, даже люди, если только они ходят или говорят во сне — вообще отличаются чем-нибудь в нашем роде. Званый обед — дело другое, тут надо выбирать, да выбирать. Общество должно быть самое избранное! Я уж и то спорила с лесным царём насчёт привидений: — по-моему, и их нельзя допускать! Прежде всего придётся, конечно, позвать морского царя с дочерьми; они не очень-то любят выходить на сушу, ну, да ничего, мы посадим их на мокрый камень, или ещё что-нибудь придумаем — надеюсь не откажутся! Потом надо позвать всех старых троллей первого класса, с хвостами, затем водяных и домовых, и наконец, я думаю, нельзя обойти приглашением могильную свинью, мёртвую лошадь[1] и церковного карлика: они всё-таки в близком родстве с нами и часто навещают нас.

— Карр! — крикнул ночной ворон и полетел приглашать.

Дочери лесного царя уже плясали на лесном холме с длинными прозрачными шарфами в руках. Шарфы были сотканы из тумана и лунного света, — это очень красиво по мнению тех, кому такие вещи нравятся. Парадная зала лесного холма была разубрана на славу: пол вымыт лунным светом, а стены натёрты ведьминым салом, так что блестели при свечах не хуже лепестков тюльпана. В кухне жарились на вертелах сотни жирных лягушек, готовились ужиные шкурки с начинкой из детских пальчиков и салат из мухоморов, сырых мышиных мордочек и белены. Пиво
  1. По народному датскому поверью, под каждою вновь строящейся церковью следовало зарывать живую лошадь или свинью. Привидения этих животных, бродящие по ночам вокруг человеческих жилищ и предвещающие смерть кого-либо из живущих в них, и называются мёртвою лошадью и могильною свиньёй. Примеч. перев.