Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/41

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

На головкѣ у него сіяла прелестная золотая корона, за плечами развѣвались блестящія крылышки, а самъ онъ былъ не больше нашей дѣвочки-крощки.

Это былъ эльфъ. Въ каждомъ цвѣткѣ живетъ эльфъ или эльфа, а тотъ, который сидѣлъ рядомъ съ дѣвочкой, былъ самъ король эльфовъ.

— Ахъ, какъ онъ хорошъ!—шепнула Лизокъ съ вершокъ ласточкѣ.

Маленькій король совсѣмъ перепугался, при видѣ ласточки. Онъ былъ такой крошечный, нѣжный, и она была для него просто страшилищемъ-птицей. Зато онъ очень обрадовался, увидавъ нашу крошку,—онъ никогда еще не видывалъ такой хорошенькой дѣвочки! И онъ сейчасъ же снялъ передъ ней свою золотую корону и спросилъ, какъ ее зовутъ и хочетъ-ли она быть его женой, королевой эльфовъ? Вотъ это такъ мужъ! Не то, что гадкій сынъ жабы или кротъ въ бархатной шубкѣ! И дѣвочка согласилась. Тогда изъ каждаго цвѣтка вылетѣли эльфъ или эльфа, такіе хорошенькіе, что просто прелесть! Всѣ они поднесли дѣвочкѣ подарки. Самымъ лучшимъ была пара прозрачныхъ бабочкиныхъ крылышекъ. Ихъ прикрѣпили къ спинкѣ дѣвочки, и она тоже могла теперь летать съ цвѣтка на цвѣтокъ! Вотъ-то была радость! А ласточка сидѣла на верху, въ своемъ гнѣздышкѣ, и пѣла имъ, какъ только умѣла. Но самой ей было очень грустно: она, вѣдь, крѣпко полюбила дѣвочку и хотѣла бы вѣкъ не разставаться съ ней.

— Тебя больше не будутъ звать Лизокъ съ вершокъ!—сказалъ эльфъ.—Это гадкое имя, а ты такая хорошенькая! Мы будемъ звать тебя Майей!

— Прощай, прощай!—прощебетала ласточка и опять полетѣла изъ теплыхъ краевъ въ Данію. Тамъ у нея было маленькое гнѣздышко, какъ-разъ надъ окномъ человѣка, большого мастера разсказывать сказки. Ему-то она и спѣла свое „тви-вить, тви-вить,“ а тамъ и мы узнали всю исторію.


Тот же текст в современной орфографии

На головке у него сияла прелестная золотая корона, за плечами развевались блестящие крылышки, а сам он был не больше нашей девочки-крошки.

Это был эльф. В каждом цветке живёт эльф или эльфа, а тот, который сидел рядом с девочкой, был сам король эльфов.

— Ах, как он хорош! — шепнула Лизок с вершок ласточке.

Маленький король совсем перепугался, при виде ласточки. Он был такой крошечный, нежный, и она была для него просто страшилищем-птицей. Зато он очень обрадовался, увидав нашу крошку, — он никогда ещё не видывал такой хорошенькой девочки! И он сейчас же снял перед ней свою золотую корону и спросил, как её зовут и хочет ли она быть его женой, королевой эльфов? Вот это так муж! Не то, что гадкий сын жабы или крот в бархатной шубке! И девочка согласилась. Тогда из каждого цветка вылетели эльф или эльфа, такие хорошенькие, что просто прелесть! Все они поднесли девочке подарки. Самым лучшим была пара прозрачных бабочкиных крылышек. Их прикрепили к спинке девочки, и она тоже могла теперь летать с цветка на цветок! Вот-то была радость! А ласточка сидела наверху, в своём гнёздышке, и пела им, как только умела. Но самой ей было очень грустно: она, ведь, крепко полюбила девочку и хотела бы век не расставаться с ней.

— Тебя больше не будут звать Лизок с вершок! — сказал эльф. — Это гадкое имя, а ты такая хорошенькая! Мы будем звать тебя Майей!

— Прощай, прощай! — прощебетала ласточка и опять полетела из тёплых краев в Данию. Там у неё было маленькое гнёздышко, как раз над окном человека, большого мастера рассказывать сказки. Ему-то она и спела своё «тви-вить, тви-вить», а там и мы узнали всю историю.


НЕХОРОШІЙ МАЛЬЧИКЪ.


Жилъ—былъ старикъ-поэтъ, такой славный старикъ, настоящій поэтъ. Разъ, вечеромъ, онъ сидѣлъ себѣ дома, а на дворѣ разыгралась непогода. Дождь лилъ, какъ изъ ведра, но ста-


Тот же текст в современной орфографии

Жил-был старик-поэт, такой славный старик, настоящий поэт. Раз, вечером, он сидел себе дома, а на дворе разыгралась непогода. Дождь лил, как из ведра, но ста-