Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/442

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
НА КРАЮ МОРЯ.


Къ сѣверному полюсу было послано нѣсколько кораблей отыскать крайнюю точку земли, на которую можетъ ступить нога человѣческая. Уже больше года плыли корабли среди тумановъ и льдовъ, преодолѣвая страшныя затрудненія. Но вотъ, наступила зима, солнце скрылось, и настала долгая-долгая полярная ночь. Все видимое пространство сплошь покрылось льдомъ, и корабли были словно закованы во льдахъ. Вся земля была занесена снѣгомъ; изъ него-то и понадѣлали себѣ моряки невысокихъ ульеобразныхъ жилищъ. Нѣкоторыя изъ нихъ были большія, величиной съ наши древніе могильные курганы, другіе поменьше, такъ-что вмѣщали не больше двухъ—четырехъ человѣкъ. Стояла ночь, но довольно свѣтлая. Сѣверное сіяніе разбрасывало цѣлые снопы красныхъ и голубыхъ искръ. Вѣчный величественный фейерверкъ! Снѣгъ такъ и сверкалъ, и ночь походила скорѣе на вспыхивающій разсвѣтъ. Когда сѣверное сіяніе горѣло особенно ярко, къ морякамъ являлись туземцы, въ диковинныхъ одеждахъ изъ тюленьихъ и оленьихъ шкуръ, вывороченныхъ мѣхомъ наружу; пріѣзжали они на салазкахъ, сбитыхъ изъ льдинъ, и привозили груды мѣховъ. Моряки дѣлали себѣ изъ нихъ одѣяла и постели и, зарывшись въ нихъ, отлично спали подъ своими снѣжными кровлями, не чувствуя холода. А на волѣ въ это время трещалъ такой морозъ, о которомъ мы здѣсь и понятія не имѣемъ, даже въ самыя суровыя зимы. У насъ въ то время стояла еще осень, и моряки вспоминали, среди полярной природы, теплое родное солнышко и ярко-желтую осеннюю листву.

Часы показывали поздній часъ вечера, время было ложиться спать. Въ одномъ изъ снѣжныхъ жилищъ двое матросовъ и улеглись уже. Младшій изъ нихъ привезъ съ собою изъ родного дома лучшее его сокровище—Библію, которую подарила ему на прощанье бабушка, и ночью книга всегда лежала у юноши подъ изголовьемъ. Съ дѣтства зналъ онъ каждое слово въ ней, каждый день прочитывалъ изъ нея страницу—другую, и не разъ, лежа, какъ теперь, въ постели, вспоминалъ утѣшительныя слова священнаго писанія: „Возьму-ли крылья зари и переселюсь на край моря, и тамъ рука Твоя поведетъ меня и удержитъ меня десница Твоя“. Утѣшенный и подкрѣпленный вѣрою, онъ закрылъ глаза, заснулъ и увидѣлъ сонъ—откровеніе Божіе. Тѣло покоилось,

Тот же текст в современной орфографии


К северному полюсу было послано несколько кораблей отыскать крайнюю точку земли, на которую может ступить нога человеческая. Уже больше года плыли корабли среди туманов и льдов, преодолевая страшные затруднения. Но вот, наступила зима, солнце скрылось, и настала долгая-долгая полярная ночь. Всё видимое пространство сплошь покрылось льдом, и корабли были словно закованы во льдах. Вся земля была занесена снегом; из него-то и понаделали себе моряки невысоких ульеобразных жилищ. Некоторые из них были большие, величиной с наши древние могильные курганы, другие поменьше, так что вмещали не больше двух — четырёх человек. Стояла ночь, но довольно светлая. Северное сияние разбрасывало целые снопы красных и голубых искр. Вечный величественный фейерверк! Снег так и сверкал, и ночь походила скорее на вспыхивающий рассвет. Когда северное сияние горело особенно ярко, к морякам являлись туземцы, в диковинных одеждах из тюленьих и оленьих шкур, вывороченных мехом наружу; приезжали они на салазках, сбитых из льдин, и привозили груды мехов. Моряки делали себе из них одеяла и постели и, зарывшись в них, отлично спали под своими снежными кровлями, не чувствуя холода. А на воле в это время трещал такой мороз, о котором мы здесь и понятия не имеем, даже в самые суровые зимы. У нас в то время стояла ещё осень, и моряки вспоминали, среди полярной природы, тёплое родное солнышко и ярко-жёлтую осеннюю листву.

Часы показывали поздний час вечера, время было ложиться спать. В одном из снежных жилищ двое матросов и улеглись уже. Младший из них привёз с собою из родного дома лучшее его сокровище — Библию, которую подарила ему на прощанье бабушка, и ночью книга всегда лежала у юноши под изголовьем. С детства знал он каждое слово в ней, каждый день прочитывал из неё страницу — другую, и не раз, лёжа, как теперь, в постели, вспоминал утешительные слова священного писания: «Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, и там рука Твоя поведёт меня и удержит меня десница Твоя». Утешённый и подкреплённый верою, он закрыл глаза, заснул и увидел сон — откровение Божие. Тело покоилось,