Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/456

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
ИВАНУШКА-ДУРАЧОКЪ.


Была старая усадьба, а у старика-владѣльца ея было два сына, да такихъ умныхъ, что и вполовину было бы хорошо. Они собирались посвататься къ королевнѣ; это было можно,—она сама объявила, что выберетъ себѣ въ мужья человѣка, который лучше всѣхъ сумѣетъ постоять за себя въ разговорѣ.

Оба брата готовились къ испытанію цѣлую недѣлю,—больше времени у нихъ не было, да и того было довольно: предварительныя знанія у нихъ, вѣдь, имѣлись, а это важнѣе всего. Одинъ зналъ наизусть весь латинскій словарь и мѣстную газету за три года—одинаково хорошо и съ начала, и съ конца. Другой основательно изучилъ всѣ цеховыя правила и все, что долженъ знать цеховой старшина; значитъ, ему ничего не стоило разсуждать и о государственныхъ дѣлахъ—думалъ онъ. Кромѣ того, онъ умѣлъ вышивать подтяжки,—вотъ какой былъ искусникъ!

— Ужъ я-то добуду королевскую дочь!—говорилъ и тотъ, и другой.

И вотъ, отецъ далъ каждому по прекрасной лошади: тому, что зналъ наизусть словарь и газеты, вороную, а тому, что обладалъ цеховымъ умомъ и вышивалъ подтяжки, бѣлую. Затѣмъ братья смазали себѣ уголки рта рыбьимъ жиромъ, чтобы они быстрѣе и легче двигались, и собрались въ путь. Всѣ слуги высыпали на дворъ поглядѣть, какъ баричи сядутъ на лошадей. Вдругъ является третій братъ,—всего-то ихъ было трое, да третьяго никто и не считалъ: далеко ему было до своихъ ученыхъ братьевъ, и звали его попросту Иванушкой-дурачкомъ.

— Куда это вы такъ разрядились!—спросилъ онъ.

— Ѣдемъ ко двору „выговорить“ себѣ королевну! Ты не слыхалъ развѣ, о чемъ барабанили по всей странѣ?

И ему разсказали въ чемъ дѣло.

— Эге! Такъ и я съ вами!—сказалъ Иванушка-дурачокъ.

Но братья только засмѣялись и уѣхали.

— Отецъ, дай мнѣ лошадь!—закричалъ Иванушка.—Меня страсть забрала охота жениться! Возьметъ королевна меня—ладно, а не возьметъ—я самъ ее возьму!

— Пустомеля!—сказалъ отецъ.—Не дамъ я тебѣ лошади. Ты и говорить-то не умѣешь! Вотъ братья твои, тѣ—молодцы!

— Коли не даешь лошади, я возьму козла! Онъ мой соб-

Тот же текст в современной орфографии


Была старая усадьба, а у старика-владельца её было два сына, да таких умных, что и вполовину было бы хорошо. Они собирались посвататься к королевне; это было можно, — она сама объявила, что выберет себе в мужья человека, который лучше всех сумеет постоять за себя в разговоре.

Оба брата готовились к испытанию целую неделю, — больше времени у них не было, да и того было довольно: предварительные знания у них, ведь, имелись, а это важнее всего. Один знал наизусть весь латинский словарь и местную газету за три года — одинаково хорошо и с начала, и с конца. Другой основательно изучил все цеховые правила и всё, что должен знать цеховой старшина; значит, ему ничего не стоило рассуждать и о государственных делах — думал он. Кроме того, он умел вышивать подтяжки, — вот какой был искусник!

— Уж я-то добуду королевскую дочь! — говорил и тот, и другой.

И вот, отец дал каждому по прекрасной лошади: тому, что знал наизусть словарь и газеты, вороную, а тому, что обладал цеховым умом и вышивал подтяжки, белую. Затем братья смазали себе уголки рта рыбьим жиром, чтобы они быстрее и легче двигались, и собрались в путь. Все слуги высыпали на двор поглядеть, как баричи сядут на лошадей. Вдруг является третий брат, — всего-то их было трое, да третьего никто и не считал: далеко ему было до своих учёных братьев, и звали его попросту Иванушкой-дурачком.

— Куда это вы так разрядились! — спросил он.

— Едем ко двору «выговорить» себе королевну! Ты не слыхал разве, о чём барабанили по всей стране?

И ему рассказали в чём дело.

— Эге! Так и я с вами! — сказал Иванушка-дурачок.

Но братья только засмеялись и уехали.

— Отец, дай мне лошадь! — закричал Иванушка. — Меня страсть забрала охота жениться! Возьмёт королевна меня — ладно, а не возьмёт — я сам её возьму!

— Пустомеля! — сказал отец. — Не дам я тебе лошади. Ты и говорить-то не умеешь! Вот братья твои, те — молодцы!

— Коли не даёшь лошади, я возьму козла! Он мой соб-