Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/47

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

тилъ прямо въ окна. Посреди часовни стоялъ раскрытый гробъ съ покойникомъ, котораго еще не успѣли похоронить. Иванъ нисколько не испугался,—совѣсть у него была чиста, и онъ хорошо зналъ, что мертвые никому не дѣлаютъ зла, не то, что живые злые люди. Двое такихъ какъ разъ и стояли возлѣ мертваго, поставленнаго въ часовню въ ожиданіи погребенія. Они хотѣли обидѣть бѣднаго умершаго—выбросить его изъ гроба за порогъ.

— Зачѣмъ вы хотите сдѣлать это?—спросилъ ихъ Иванъ.—Это очень дурно и грѣшно! Оставьте его покоиться съ миромъ!

— Вздоръ!—сказали злые люди.—Онъ надулъ насъ! Взялъ у насъ деньги, не заплатилъ и умеръ! Теперь мы не получимъ съ него ни гроша; такъ вотъ, хоть отомстимъ ему,—пусть валяется, какъ собака, за дверями!

— У меня всего 50 талеровъ,—сказалъ Иванъ:—это все мое наслѣдство, но я охотно отдамъ его вамъ, если вы дадите мнѣ слово оставить бѣднаго умершаго въ покоѣ! Я обойдусь и безъ денегъ, у меня есть пара здоровыхъ рукъ, да и Богъ не оставитъ меня!

— Ну,—сказали злые люди,—если ты заплатишь намъ за него, мы не сдѣлаемъ ему ничего дурного, будь спокоенъ!

И вотъ, они взяли у Ивана деньги, посмѣялись надъ его простотой и пошли своею дорогой, а Иванъ хорошенько уложилъ покойника въ гробѣ, скрестилъ ему руки, простился съ нимъ и съ веселымъ сердцемъ вновь пустился въ дорогу.

Идти пришлось черезъ лѣсъ; между деревьями, освѣщенными луннымъ сіяніемъ, рѣзвились прелестные малютки-эльфы; они ничуть не пугались Ивана; они хорошо знали, что онъ добрый, невинный человѣкъ, а, вѣдь, только злые люди не могутъ видѣть эльфовъ. Нѣкоторые изъ малютокъ были не больше мизинца и расчесывали свои длинные бѣлокурые волосы золотыми гребнями, другіе качались на большихъ капляхъ росы, лежавшихъ на листьяхъ и стебелькахъ травы; иногда капля скатывалась, а съ нею и эльфы, прямо въ густую траву, и тогда между остальными малютками подымался такой хохотъ и возня! Ужасно забавно было! Они пѣли, и Иванъ узналъ всѣ хорошенькія пѣсенки, которыя онъ пѣвалъ еще ребенкомъ. Большіе пестрые пауки, съ серебряными коронами на головахъ, должны были перекидывать для эльфовъ съ куста на кустъ висячіе


Тот же текст в современной орфографии

тил прямо в окна. Посреди часовни стоял раскрытый гроб с покойником, которого ещё не успели похоронить. Иван нисколько не испугался, — совесть у него была чиста, и он хорошо знал, что мёртвые никому не делают зла, не то, что живые злые люди. Двое таких как раз и стояли возле мёртвого, поставленного в часовню в ожидании погребения. Они хотели обидеть бедного умершего — выбросить его из гроба за порог.

— Зачем вы хотите сделать это? — спросил их Иван. — Это очень дурно и грешно! Оставьте его покоиться с миром!

— Вздор! — сказали злые люди. — Он надул нас! Взял у нас деньги, не заплатил и умер! Теперь мы не получим с него ни гроша; так вот, хоть отомстим ему, — пусть валяется, как собака, за дверями!

— У меня всего 50 талеров, — сказал Иван: — это всё моё наследство, но я охотно отдам его вам, если вы дадите мне слово оставить бедного умершего в покое! Я обойдусь и без денег, у меня есть пара здоровых рук, да и Бог не оставит меня!

— Ну, — сказали злые люди, — если ты заплатишь нам за него, мы не сделаем ему ничего дурного, будь спокоен!

И вот, они взяли у Ивана деньги, посмеялись над его простотой и пошли своею дорогой, а Иван хорошенько уложил покойника в гробу, скрестил ему руки, простился с ним и с весёлым сердцем вновь пустился в дорогу.

Идти пришлось через лес; между деревьями, освещёнными лунным сиянием, резвились прелестные малютки-эльфы; они ничуть не пугались Ивана; они хорошо знали, что он добрый, невинный человек, а, ведь, только злые люди не могут видеть эльфов. Некоторые из малюток были не больше мизинца и расчёсывали свои длинные белокурые волосы золотыми гребнями, другие качались на больших каплях росы, лежавших на листьях и стебельках травы; иногда капля скатывалась, а с нею и эльфы, прямо в густую траву, и тогда между остальными малютками подымался такой хохот и возня! Ужасно забавно было! Они пели, и Иван узнал все хорошенькие песенки, которые он певал ещё ребенком. Большие пёстрые пауки, с серебряными коронами на головах, должны были перекидывать для эльфов с куста на куст висячие