Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/497

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

и засмѣялся.—Да ты, вѣдь, только что видѣла это! Ты, пожалуй, едва узнала свою колбасную палочку!

— Вы не такъ поняли меня!—отвѣтила я и разсказала на чистоту, зачѣмъ пустилась странствовать по бѣлу-свѣту и чего ожидали отъ моего странствованія у насъ, на родинѣ.—Какая польза,—добавила я:—нашему царю и всему нашему славному мышиному царству отъ того, что я видѣла все это великолѣпіе? Вѣдь, не могу же я тряхнуть своею колбасною палочкой и сказать: „Вотъ вамъ палочка, а вотъ и супъ!“ А это бы годилось хоть на дессертъ—послѣ очень сытнаго обѣда!

Тогда эльфъ опустилъ свой мизинчикъ въ чашечку голубой фіалки и сказалъ мнѣ:

— Смотри! Я проведу пальцемъ по твоему дорожному посоху, и, когда ты вернешься домой, во дворецъ мышинаго царя, дотронься кончикомъ палочки до теплой груди царя—изъ палочки посыплются фіалки, хотя бы это было среди суровой зимы! Теперь у тебя будетъ съ чѣмъ явиться домой! Въ придачу же…

Но мышка не договорила, что̀ дали ей въ придачу, дотронулась до груди царя своею палочкою, и въ самомъ дѣлѣ изъ нея дождемъ посыпались чудеснѣйшія фіалки. Благоухали онѣ такъ сильно, что мышиный царь велѣлъ мышамъ, стоявшимъ поближе къ печкѣ, немедленно сунуть хвосты въ огонь, и покурить ими въ кухнѣ, а то силъ не было выносить благоуханіе фіалокъ,—этого сорта духовъ онъ не любилъ.

— Ну, а что же эльфы дали въ придачу?—спросилъ онъ потомъ.

— А это, видите-ли, такъ называемый эффектъ!—Она подняла колбасную палочку кверху, и цвѣты перестали сыпаться; въ рукахъ у мышки была опять голая палочка. Мышка взмахнула ею, какъ капельмейстеръ своимъ жезломъ передъ началомъ увертюры.—Фіалки услаждаютъ зрѣніе, обоняніе и осязаніе!—сказала она.—Но нужно еще удовлетворить слухъ и вкусъ!

И вотъ, она замахала палочкой—въ ту же минуту загремѣла музыка, не такая, какъ въ лѣсу на праздникѣ эльфовъ, но какая слышится въ кухняхъ. Вотъ такъ потѣха пошла! Тутъ какъ будто и вѣтеръ свистѣлъ въ трубахъ, и котлы съ горшками кипѣли и бурлили напропалую, и лопаточка для углей барабанила по мѣдному котлу! Вдругъ все смолкло. Послышалось тихое пѣніе чайнаго котла… И не разобрать было,


Тот же текст в современной орфографии

и засмеялся. — Да ты, ведь, только что видела это! Ты, пожалуй, едва узнала свою колбасную палочку!

— Вы не так поняли меня! — ответила я и рассказала начистоту, зачем пустилась странствовать по белу свету и чего ожидали от моего странствования у нас, на родине. — Какая польза, — добавила я: — нашему царю и всему нашему славному мышиному царству от того, что я видела всё это великолепие? Ведь, не могу же я тряхнуть своею колбасною палочкой и сказать: «Вот вам палочка, а вот и суп!» А это бы годилось хоть на десерт — после очень сытного обеда!

Тогда эльф опустил свой мизинчик в чашечку голубой фиалки и сказал мне:

— Смотри! Я проведу пальцем по твоему дорожному посоху, и, когда ты вернёшься домой, во дворец мышиного царя, дотронься кончиком палочки до тёплой груди царя — из палочки посыплются фиалки, хотя бы это было среди суровой зимы! Теперь у тебя будет с чем явиться домой! В придачу же…

Но мышка не договорила, что́ дали ей в придачу, дотронулась до груди царя своею палочкою, и в самом деле из неё дождём посыпались чудеснейшие фиалки. Благоухали они так сильно, что мышиный царь велел мыша́м, стоявшим поближе к печке, немедленно сунуть хвосты в огонь, и покурить ими в кухне, а то сил не было выносить благоухание фиалок, — этого сорта духов он не любил.

— Ну, а что же эльфы дали в придачу? — спросил он потом.

— А это, видите ли, так называемый эффект! — Она подняла колбасную палочку кверху, и цветы перестали сыпаться; в руках у мышки была опять голая палочка. Мышка взмахнула ею, как капельмейстер своим жезлом перед началом увертюры. — Фиалки услаждают зрение, обоняние и осязание! — сказала она. — Но нужно ещё удовлетворить слух и вкус!

И вот, она замахала палочкой — в ту же минуту загремела музыка, не такая, как в лесу на празднике эльфов, но какая слышится в кухнях. Вот так потеха пошла! Тут как будто и ветер свистел в трубах, и котлы с горшками кипели и бурлили напропалую, и лопаточка для углей барабанила по медному котлу! Вдруг всё смолкло. Послышалось тихое пение чайного котла… И не разобрать было,