Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/119

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Больше они не говорили и направились къ дому. Вдругъ надъ одною изъ дюнъ, на которой песокъ не былъ укрѣпленъ никакою растительностью, поднялся какъ бы столбъ дыма: сильный вихрь взрылъ и закрутилъ мелкій песокъ. Затѣмъ пронесся новый порывъ вѣтра, и развѣшанная на веревкахъ для просушки рыба забарабанила въ стѣны дома; потомъ опять все стихло; солнце такъ и пекло.

Мужъ съ женой вошли въ свою избушку и, живо поснимавъ съ себя праздничныя платья, поспѣшили опять на дюны, возвышавшіяся на берегу, словно чудовищныя, внезапно остановившіяся на пути, песочныя волны. Нѣкоторое разнообразіе красокъ вносили росшіе на бѣломъ пескѣ голубовато-зеленые острые стебельки песочнаго овса и песчанки. На берегъ собралось и еще нѣсколько сосѣдей, и мужчины соединенными силами втащили лодки повыше на песокъ. Вѣтеръ все крѣпчалъ, становился все рѣзче и холоднѣе, и, когда мужъ съ женою повернули обратно домой, песокъ и острые камешки такъ и полетѣли имъ прямо въ лицо. Сильные порывы вѣтра срѣзывали бѣлые гребешки волнъ и разсыпали ихъ мелкою пылью.

Свечерѣло; въ воздухѣ какъ будто вылъ, свистѣлъ и стоналъ цѣлый легіонъ проклятыхъ духовъ; мужъ съ женою не слышали даже грохота моря, а избушка ихъ стояла чуть не на самомъ берегу. Песокъ такъ и летѣлъ въ оконныя стекла, порывы вѣтра грозили иногда повалить самую избушку. Стемнѣло, но около полуночи должна была проглянуть луна.

Небо прояснилось, но буря бушевала на морѣ съ прежнею силой. Мужъ и жена давнымъ давно улеглись въ постели, но нечего было и думать заснуть въ такую непогоду; вдругъ въ окно къ нимъ постучали, дверь пріотворилась и кто-то сказалъ:

— На крайнемъ рифѣ стоитъ большой корабль!

Въ одну минуту мужъ и жена вскочили и одѣлись.

— Луна свѣтила довольно ярко, но бушующій песочный вихрь слѣпилъ глаза. Вѣтеръ дулъ такой, что хоть ложись на него; только съ большимъ трудомъ, чуть не ползкомъ, пользуясь паузами между порывами урагана, можно было перебраться черезъ дюны. На берегъ, словно лебяжій пухъ, летѣла съ моря соленая пѣна; море съ шумомъ и ревомъ катило кипящія волны. Надо было имѣть опытный глазъ, чтобы сразу различить въ морѣ судно. Это былъ великолѣпный двухмачтовый корабль; его несло къ берегу черезъ рифы, но на послѣднемъ онъ сѣлъ.


Тот же текст в современной орфографии


Больше они не говорили и направились к дому. Вдруг над одною из дюн, на которой песок не был укреплён никакою растительностью, поднялся как бы столб дыма: сильный вихрь взрыл и закрутил мелкий песок. Затем пронёсся новый порыв ветра, и развешанная на верёвках для просушки рыба забарабанила в стены дома; потом опять всё стихло; солнце так и пекло.

Муж с женой вошли в свою избушку и, живо поснимав с себя праздничные платья, поспешили опять на дюны, возвышавшиеся на берегу, словно чудовищные, внезапно остановившиеся на пути, песочные волны. Некоторое разнообразие красок вносили росшие на белом песке голубовато-зелёные острые стебельки песочного овса и песчанки. На берег собралось и ещё несколько соседей, и мужчины соединёнными силами втащили лодки повыше на песок. Ветер всё крепчал, становился всё резче и холоднее, и, когда муж с женою повернули обратно домой, песок и острые камешки так и полетели им прямо в лицо. Сильные порывы ветра срезывали белые гребешки волн и рассыпали их мелкою пылью.

Свечерело; в воздухе как будто выл, свистел и стонал целый легион проклятых духов; муж с женою не слышали даже грохота моря, а избушка их стояла чуть не на самом берегу. Песок так и летел в оконные стёкла, порывы ветра грозили иногда повалить самую избушку. Стемнело, но около полуночи должна была проглянуть луна.

Небо прояснилось, но буря бушевала на море с прежнею силой. Муж и жена давным давно улеглись в постели, но нечего было и думать заснуть в такую непогоду; вдруг в окно к ним постучали, дверь приотворилась и кто-то сказал:

— На крайнем рифе стоит большой корабль!

В одну минуту муж и жена вскочили и оделись.

— Луна светила довольно ярко, но бушующий песочный вихрь слепил глаза. Ветер дул такой, что хоть ложись на него; только с большим трудом, чуть не ползком, пользуясь паузами между порывами урагана, можно было перебраться через дюны. На берег, словно лебяжий пух, летела с моря солёная пена; море с шумом и рёвом катило кипящие волны. Надо было иметь опытный глаз, чтобы сразу различить в море судно. Это был великолепный двухмачтовый корабль; его несло к берегу через рифы, но на последнем он сел.