Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/13

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Въ ночь подъ Рождество дубу приснился самый чудный сонъ изъ всѣхъ, видѣнныхъ имъ въ жизни. Послушаемъ же!

Дерево какъ будто чувствовало, что время праздничное, слышало звонъ колоколовъ, и ему грезился чудный, теплый, лѣтній день. Оно пышно раскинуло свою зеленую, мощную верхушку; солнечные зайчики бѣгали между листьями и вѣтвями; воздухъ былъ напоенъ ароматомъ травъ и цвѣтовъ; пестрыя бабочки догоняли другъ друга; мухи-поденки плясали, какъ будто все только и существовало для ихъ пляски и веселья. Все, что пережило и видѣло вокругъ себя дерево за всю свою долгую жизнь, проходило теперь передъ нимъ въ торжественномъ шествіи. Оно видѣло, какъ черезъ лѣсъ проѣзжали верхомъ благородные рыцари и дамы; на шляпахъ ихъ развѣвались перья; у каждаго всадника, у каждой всадницы сидѣлъ на рукѣ соколъ; звучали охотничьи рога, лаяли собаки. Видѣло дерево и непріятельскія войска въ блестящихъ латахъ и пестрыхъ одеждахъ; вооруженные копьями и аллебардами воины разбивали и опять снимали палатки; ярко пылали сторожевые огни; воины располагались подъ деревомъ на ночлегъ, пѣли и отдыхали въ тѣни его вѣтвей. Видѣло оно и влюбленныхъ, встрѣчавшихся около него при свѣтѣ луны и вырѣзывавшихъ свои иниціалы на его сѣро-зеленой корѣ. На вѣтвяхъ его какъ будто опять висѣли цитры и эоловы арфы, которыя развѣшивали, бывало, веселые странствующіе подмастерья, и вѣтеръ опять игралъ на нихъ дивныя мелодіи. Лѣсные голуби ворковали, точно хотѣли высказать чувства, волновавшія при этомъ могучее дерево, а кукушка куковала, сколько еще лѣтъ оставалось ему жить.

И вотъ, словно новый, могучій потокъ жизни заструился по всѣмъ, даже мельчайшимъ корешкамъ, по всѣмъ вѣтвямъ и листьямъ дерева. Оно потянулось и почувствовало всѣми своими корешками, что и внизу подъ землею струится жизнь и тепло. Оно почувствовало приливъ новыхъ силъ, чувствовало, что ростетъ и ростетъ все выше и выше. Стволъ быстро, безостановочно тянулся ввысь, вершина его становилась все раскидистѣе и кудрявѣе… Вмѣстѣ съ ростомъ увеличивалась и сладкая тоска, стремленіе вырости еще выше, подняться къ самому красному солнышку!

Вершина дуба уже поднялась выше облаковъ, которыя, какъ стаи перелетныхъ птицъ или бѣлыхъ лебедей, неслись внизу.


Тот же текст в современной орфографии


В ночь под Рождество дубу приснился самый чудный сон из всех, виденных им в жизни. Послушаем же!

Дерево как будто чувствовало, что время праздничное, слышало звон колоколов, и ему грезился чудный, тёплый, летний день. Оно пышно раскинуло свою зелёную, мощную верхушку; солнечные зайчики бегали между листьями и ветвями; воздух был напоен ароматом трав и цветов; пёстрые бабочки догоняли друг друга; мухи-подёнки плясали, как будто всё только и существовало для их пляски и веселья. Всё, что пережило и видело вокруг себя дерево за всю свою долгую жизнь, проходило теперь перед ним в торжественном шествии. Оно видело, как через лес проезжали верхом благородные рыцари и дамы; на шляпах их развевались перья; у каждого всадника, у каждой всадницы сидел на руке сокол; звучали охотничьи рога, лаяли собаки. Видело дерево и неприятельские войска в блестящих латах и пёстрых одеждах; вооруженные копьями и алебардами воины разбивали и опять снимали палатки; ярко пылали сторожевые огни; воины располагались под деревом на ночлег, пели и отдыхали в тени его ветвей. Видело оно и влюблённых, встречавшихся около него при свете луны и вырезывавших свои инициалы на его серо-зелёной коре. На ветвях его как будто опять висели цитры и эоловы арфы, которые развешивали, бывало, весёлые странствующие подмастерья, и ветер опять играл на них дивные мелодии. Лесные голуби ворковали, точно хотели высказать чувства, волновавшие при этом могучее дерево, а кукушка куковала, сколько ещё лет оставалось ему жить.

И вот, словно новый, могучий поток жизни заструился по всем, даже мельчайшим корешкам, по всем ветвям и листьям дерева. Оно потянулось и почувствовало всеми своими корешками, что и внизу под землёю струится жизнь и тепло. Оно почувствовало прилив новых сил, чувствовало, что растёт и растёт всё выше и выше. Ствол быстро, безостановочно тянулся ввысь, вершина его становилась всё раскидистее и кудрявее… Вместе с ростом увеличивалась и сладкая тоска, стремление вырасти ещё выше, подняться к самому красному солнышку!

Вершина дуба уже поднялась выше облаков, которые, как стаи перелётных птиц или белых лебедей, неслись внизу.