Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/130

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Песокъ словно заколыхался подъ ногами Юргена, но онъ не проронилъ ни слова, только кивнулъ головой,—согласенъ молъ. Бо́льшаго отъ него и не требовалось. Но онъ-то въ ту же минуту почувствовалъ, что всѣмъ сердцемъ ненавидитъ Мортена. Чѣмъ больше онъ думалъ о случившемся,—а раньше онъ никогда такъ много не думалъ объ Эльзѣ—тѣмъ яснѣе становилось ему, что Мортенъ укралъ у него любовь единственной дѣвушки, которая ему нравилась, то-есть, Эльзы; вотъ оно какъ теперь выходило!

Сто́итъ посмотрѣть, какъ рыбаки переносятся, въ свѣжую погоду, по волнамъ черезъ рифы. Одинъ изъ рыбаковъ стоитъ на носу, а гребцы не спускаютъ съ него глазъ, выжидая знака положить весла и отдаться надвигающейся волнѣ, которая должна перенести лодку черезъ рифъ. Сначала волна подымаетъ лодку такъ высоко, что съ берега виденъ киль ея; минуту спустя она исчезаетъ въ волнахъ; не видно ни самой лодки, ни людей, ни мачты; море какъ будто поглотило все… Но еще минута, и лодка вновь показывается на поверхности по другую сторону рифа, словно вынырнувшее изъ воды морское чудовище; весла быстро шевелятся—ни-дать, ни-взять ноги животнаго. Передъ вторымъ, передъ третьимъ рифомъ повторяется то же самое; затѣмъ рыбаки спрыгиваютъ въ воду и подводятъ лодку къ берегу; удары волны помогаютъ имъ, подталкивая ее сзади.

Не подать во время знака, ошибиться минутой, и—лодка разобьется о рифъ.

„Тогда бы конецъ и мнѣ, и Мортену!“ Эта мысль мелькнула у Юргена, когда они были на морѣ. Отецъ его вдругъ серьезно занемогъ, лихорадка такъ и трепала его; между тѣмъ лодка приближалась къ послѣднему рифу; Юргенъ вскочилъ и крикнулъ:— Отецъ, пусти лучше меня!—и взглядъ его скользнулъ съ лица Мортена на волны. Вотъ приближается огромная волна… Юргенъ взглянулъ на блѣдное лицо отца и—не могъ исполнить злого намѣренія. Лодка счастливо миновала рифъ и достигла берега, но злая мысль крѣпко засѣла въ головѣ Юргена; кровь въ немъ такъ и кипѣла; со дна души всплывали разныя соринки и волокна, запавшія туда за время дружбы его съ Мортеномъ, но онъ не могъ выпрясть изъ нихъ цѣльную нить, за которую бы могъ ухватиться, и онъ пока не приступалъ къ дѣлу. Да, Мортенъ испортилъ ему жизнь, онъ чувствовалъ это! Такъ какъ же ему было не возненавидѣть его? Нѣкоторые изъ


Тот же текст в современной орфографии


Песок словно заколыхался под ногами Юргена, но он не проронил ни слова, только кивнул головой, — согласен мол. Бо́льшего от него и не требовалось. Но он-то в ту же минуту почувствовал, что всем сердцем ненавидит Мортена. Чем больше он думал о случившемся, — а раньше он никогда так много не думал об Эльзе — тем яснее становилось ему, что Мортен украл у него любовь единственной девушки, которая ему нравилась, то есть, Эльзы; вот оно как теперь выходило!

Сто́ит посмотреть, как рыбаки переносятся, в свежую погоду, по волнам через рифы. Один из рыбаков стоит на носу, а гребцы не спускают с него глаз, выжидая знака положить вёсла и отдаться надвигающейся волне, которая должна перенести лодку через риф. Сначала волна подымает лодку так высоко, что с берега виден киль её; минуту спустя она исчезает в волнах; не видно ни самой лодки, ни людей, ни мачты; море как будто поглотило всё… Но ещё минута, и лодка вновь показывается на поверхности по другую сторону рифа, словно вынырнувшее из воды морское чудовище; вёсла быстро шевелятся — ни дать ни взять ноги животного. Перед вторым, перед третьим рифом повторяется то же самое; затем рыбаки спрыгивают в воду и подводят лодку к берегу; удары волны помогают им, подталкивая её сзади.

Не подать вовремя знака, ошибиться минутой, и — лодка разобьётся о риф.

«Тогда бы конец и мне, и Мортену!» Эта мысль мелькнула у Юргена, когда они были на море. Отец его вдруг серьёзно занемог, лихорадка так и трепала его; между тем лодка приближалась к последнему рифу; Юрген вскочил и крикнул: — Отец, пусти лучше меня! — и взгляд его скользнул с лица Мортена на волны. Вот приближается огромная волна… Юрген взглянул на бледное лицо отца и — не мог исполнить злого намерения. Лодка счастливо миновала риф и достигла берега, но злая мысль крепко засела в голове Юргена; кровь в нём так и кипела; со дна души всплывали разные соринки и волокна, запавшие туда за время дружбы его с Мортеном, но он не мог выпрясть из них цельную нить, за которую бы мог ухватиться, и он пока не приступал к делу. Да, Мортен испортил ему жизнь, он чувствовал это! Так как же ему было не возненавидеть его? Некоторые из