Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/146

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

этого Своего дома, и имъ надо воздвигнуть Ему въ другомъ мѣстѣ новый.

Пропѣли псаломъ и разошлись по домамъ.

Юргена не нашли ни въ городѣ, ни на дюнахъ, гдѣ ни искали, и рѣшили, что его смыло волнами.

А его тѣло почивало въ грандіозной гробницѣ—въ самомъ храмѣ. Господь повелѣлъ бурѣ забросать его гробъ землею, и онъ остается подъ тяжелымъ песчанымъ покровомъ и понынѣ.

Пески покрыли величественные своды храма, и надъ нимъ растутъ теперь тернъ и дикія розы. Изъ песковъ выглядываетъ лишь одна колокольня—величественный памятникъ надъ могилой Юргена, видный издали за нѣсколько миль. Ни одинъ король не удостаивался болѣе великолѣпнаго памятника! Никто не нарушитъ покоя умершаго; никто и не знаетъ, или по крайней мѣрѣ не зналъ до сихъ поръ, гдѣ онъ погребенъ. Мнѣ же разсказалъ обо всемъ вѣтеръ, разгуливающій надъ дюнами.


Тот же текст в современной орфографии

этого Своего дома, и им надо воздвигнуть Ему в другом месте новый.

Пропели псалом и разошлись по домам.

Юргена не нашли ни в городе, ни на дюнах, где ни искали, и решили, что его смыло волнами.

А его тело почивало в грандиозной гробнице — в самом храме. Господь повелел буре забросать его гроб землёю, и он остаётся под тяжёлым песчаным покровом и поныне.

Пески покрыли величественные своды храма, и над ним растут теперь тёрн и дикие розы. Из песков выглядывает лишь одна колокольня — величественный памятник над могилой Юргена, видный издали за несколько миль. Ни один король не удостаивался более великолепного памятника! Никто не нарушит покоя умершего; никто и не знает, или по крайней мере не знал до сих пор, где он погребён. Мне же рассказал обо всём ветер, разгуливающий над дюнами.



ДИРЕКТОРЪ КУКОЛЬНАГО ТЕАТРА.


Въ числѣ пассажировъ на пароходѣ находился пожилой господинъ; лицо у него было такое веселое, довольное, что—не лги оно только—обладателя его приходилось признать счастливѣйшимъ человѣкомъ на свѣтѣ. Да такъ оно и было,—онъ самъ сказалъ мнѣ это. Оказался онъ моимъ землякомъ, датчаниномъ, и директоромъ странствующей труппы. Всю труппу онъ возилъ съ собою—въ большомъ сундукѣ: онъ былъ директоромъ кукольнаго театра. Природный веселый нравъ господина директора прошелъ черезъ горнило испытанія и закалился, благодаря эксперименту одного политехника. Послѣдній превратилъ директора въ истиннаго счастливца. Сразу я не смекнулъ, въ чемъ было дѣло; тогда онъ подробно разсказалъ мнѣ всю исторію. Вотъ она.

— Дѣло было въ городѣ Слагельсе,—разсказывалъ онъ.—Я давалъ представленіе въ залѣ на почтовой станціи; сборъ былъ полный, публика блестящая, но совсѣмъ зеленая, за исключеніемъ двухъ-трехъ пожилыхъ матронъ. Вдругъ входитъ господинъ, въ черной парѣ, съ виду студентъ, садится и гдѣ следуетъ смѣется, гдѣ слѣдуетъ аплодируетъ!.. Зритель не изъ обыкновенныхъ! Я захотелъ узнать, кто онъ такой. Слышу —