Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/147

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


кандидатъ политехническихъ наукъ, командированный въ провинцію просвѣщать народъ. Въ восемь часовъ вечера представленіе мое кончилось, — дѣтямъ надо вѣдь ложиться спать пораньше, а мое дело заботиться объ удобствахъ публики. Въ девять часовъ началъ читать лекцію и показывать свои опыты кандидатъ, и теперь я превратился въ слушателя. Да оно и стоило послушать и поглядѣть! Правда, большую часть лекціи впору было понять развѣ пастору — какъ это у насъ говорится — но все же я кое-что понялъ, а главное, усвоилъ себѣ мысль, что если мы, люди, способны додуматься до такихъ вещей, то должны годиться кое-на что и послѣ того, какъ насъ упрячутъ въ землю. Кандидатъ положительно дѣлалъ маленькія чудеса, но все выходило у него такъ просто, естественно! Во времена Моисея и пророковъ такой политехникъ прослылъ бы за одного изъ первыхъ мудрецовъ, а в средніе вѣка его бы прямо сожгли! Всю ночь я не могъ заснуть; на другой день вечеромъ я опять давалъ представленіе; кандидатъ снова присутствовалъ, и я былъ, что называется, въ ударѣ. Я слышалъ отъ одного актера, что онъ, играя роли „первыхъ любовниковъ“, всегда имѣлъ въ виду одну изъ зрительницъ, для нея одной и игралъ, забывая всѣхъ остальныхъ. Такою „зрительницей“ сталъ для меня кандидатъ; для него я и игралъ. Представленіе кончилось, всю мою труппу вызвали, а меня кандидатъ пригласилъ къ себѣ роспить съ нимъ въ компаніи бутылочку вина. Онъ говорилъ о моемъ театрѣ, а я — о его наукѣ, и думаю, что оба мы были одинаково довольны другъ другомъ, но я въ своемъ делѣ всетаки перещеголялъ его: онъ-то многихъ изъ своихъ фокусовъ и самъ объяснить не могъ. Почему, напримѣръ, желѣзная пластинка, пропущенная сквозь спираль, намагничивается? Она словно одухотворяется, но какъ, чѣмъ? Вотъ и съ людьми тоже самое, думается мнѣ: создатель пропускаетъ ихъ черезъ спираль времени, на нихъ нисходитъ духъ, и вотъ вамъ — Наполеонъ, Лютеръ или кто-нибудь другой въ этомъ родѣ. „Міръ — рядъ чудесъ“, сказалъ мой кандидатъ, — „но мы такъ привыкли къ нимъ, что зовемъ ихъ обыденными явленіями“. И онъ пустился въ объясненія; подъ конецъ мнѣ стало казаться, что мнѣ какъ будто приподняли темя, и мозговое помѣщеніе мое расширилось! Я сознался, что, не уйди уже мое время, я бы сейчасъ же поступилъ въ политехническій институтъ, учиться разбирать міръ по косточкамъ, даромъ что я и безъ того одинъ изъ