Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/148

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


счастливѣйшихъ людей на свѣтѣ! „Одинъ изъ счастливѣйшихъ людей!“ повторилъ кандидатъ, словно смакуя мои слова. „Такъ вы счастливы?“ — „Да!“ отвѣтилъ я: „я счастливъ; меня съ моей труппой принимаютъ отлично во всѣхъ городахъ. Правда, есть у меня одно желаніе, которое иногда дразнить меня, какъ бѣсенокъ, и смущаетъ мой веселый нравъ… Мнѣ бы хотѣлосъ стать директоромъ настоящей труппы!“ — „Вы хотѣли бы оживить своихъ маріонетокъ? Желали бы, чтобы онѣ сдѣлались настоящими актерами, а вы директоромъ настоящей труппы?“ спросилъ меня кандидатъ. „Вы думаете, что будете тогда вполнѣ счастливы?“

Самъ онъ этого не думалъ, а я думалъ, и мы долго спорили, но каждый остался при своемъ мнѣніи. Разговаривая, мы не переставали чокаться; вино было доброе, но не простое, что ни говори; иначе пришлось бы объяснить всю исторію тѣмъ, что я по просту наклюкался! Но пьянъ я не былъ, ни-ни!.. Вдругъ вижу, всю комнату точно озарило солнцемъ; лицо кандидата такъ и свѣтится. Мнѣ сейчасъ вспомнились сказанія о вѣчно юныхъ богахъ древности, разгуливавшихъ по свѣту. Я сказалъ ему объ этомъ, онъ улыбнулся, и я готовъ былъ поклясться, что передо мною сидитъ самъ переодѣтый богъ или одинъ изъ сродниковъ боговъ. Такъ оно и было, и вотъ, желанію моему суждено было исполниться, куклы должны были сдѣлаться живыми людьми, а я — настоящимъ директоромъ. По этому случаю мы выпили еще; потомъ кандидатъ запряталъ всѣхъ моихъ куколъ въ сундукъ, привязалъ его къ моей спинѣ и пропустилъ меня черезъ спираль. Я и теперь еще слышу, какъ я шлепнулся на полъ!

Въ самомъ дѣлѣ, я лежалъ на полу, а вся моя труппа выпрыгнула изъ ящика. Куклы превратились въ замѣчательныхъ артистовъ, — это онѣ сами мнѣ сказали — а я былъ ихъ директоромъ. Все было готово къ первому представленію, но вся труппа желала поговорить со мною, публика тоже. Первая танцовщица заявила, что, если она не будетъ стоять на одной ножкѣ, сборы падутъ; она являлась главнымъ лицомъ въ труппѣ и требовала соотвѣтственнаго обращенія съ собою. Кукла, игравшая королевъ, желала, чтобы съ нею и внѣ сцены обходились, какъ съ королевой, — иначе она отвыкнетъ отъ своего амплуа! Выходной актеръ, являвшійся съ письмами, воображалъ себя такою же артистическою величиною, какъ и первый любовникъ: нѣтъ ни