Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/177

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


— Бѣдная крошка!—говорили онѣ, подходя къ ней одна за другой.—Сами мы не изъ пѣвчихъ, но въ насъ есть внутренній резонансъ или, какъ это назвать иначе? Мы чувствуемъ, хоть и не говоримъ о томъ!

— Такъ я поговорю!—сказала Португалка.—И сдѣлаю для нея кое-что! Это прямой долгъ каждаго!—Съ этими словами она подошла къ корыту и зашлепала во водѣ крыльями, такъ что чуть не потопила птичку подъ дождемъ брызгъ, но—отъ добраго сердца.—Вотъ это доброе дѣло!—сказала Португалка.—Пусть смотрятъ и берутъ примѣръ.

— Пипъ!—пискнула птичка; сломанное крылышко не давало ей встряхнуться хорошенько; но она все-таки понимала, что ее выкупали отъ добраго сердца.—Вы очень добры, сударыня!—прибавила она, но о повтореніи душа не просила.

— Я никогда не думала о своей добротѣ!—отвѣтила Португалка.—Но я знаю, что люблю всѣхъ моихъ ближнихъ, кромѣ кошки! А этого ужъ отъ меня и требовать не вправѣ. Она съѣла у меня двухъ утятъ!.. Ну, будьте же теперь здѣсь какъ дома! Это можно! Сама я тоже не здѣшняя, что вы, конечно, видите по моей осанкѣ и оперенію. А селезень мой здѣшній, не моей крови, но я не спѣсива!.. Если васъ вообще кто-нибудь пойметъ здѣсь во дворѣ, то, смѣю думать, это я!

— У нея Портулакія въ зобу!—сострилъ одинъ маленькій простой утенокъ; остальныя простыя утки нашли это безподобнымъ: Портулакія звучитъ, вѣдь, совсѣмъ какъ Португалія! И онѣ подталкивали другъ друга, крякая: Рапъ! Вотъ острякъ!—Потомъ онѣ опять заговаривали съ пѣвчею птичкой.

— Португалка—мастерица поговорить!—сказали онѣ.—У насъ нѣтъ такихъ громкихъ словъ въ клювѣ, но и мы принимаемъ въ васъ не меньшее участіе! И если мы ничего не дѣлаемъ для васъ, то не кричимъ объ этомъ! По нашему такъ благороднѣе.

— У васъ прелестный голосъ!—сказала одна изъ пожилыхъ утокъ.—То-то, должно быть, пріятно сознавать, что радуешь многихъ, какъ вы! Я, впрочемъ, мало смыслю въ пѣніи! Оттого и держу языкъ въ клювѣ. Это лучше, чѣмъ болтать глупости, какихъ вамъ столько приходится выслушивать.

— Не надоѣдайте ей!—вмѣшалась Португалка.—Ей нуженъ отдыхъ и уходъ. Хотите, я опять васъ выкупаю, маленькая пѣвунья?


Тот же текст в современной орфографии


— Бедная крошка! — говорили они, подходя к ней одна за другой. — Сами мы не из певчих, но в нас есть внутренний резонанс или, как это назвать иначе? Мы чувствуем, хоть и не говорим о том!

— Так я поговорю! — сказала Португалка. — И сделаю для неё кое-что! Это прямой долг каждого! — С этими словами она подошла к корыту и зашлёпала во воде крыльями, так что чуть не потопила птичку под дождём брызг, но — от доброго сердца. — Вот это доброе дело! — сказала Португалка. — Пусть смотрят и берут пример.

— Пип! — пискнула птичка; сломанное крылышко не давало ей встряхнуться хорошенько; но она всё-таки понимала, что её выкупали от доброго сердца. — Вы очень добры, сударыня! — прибавила она, но о повторении душа не просила.

— Я никогда не думала о своей доброте! — ответила Португалка. — Но я знаю, что люблю всех моих ближних, кроме кошки! А этого уж от меня и требовать не вправе. Она съела у меня двух утят!.. Ну, будьте же теперь здесь как дома! Это можно! Сама я тоже нездешняя, что вы, конечно, видите по моей осанке и оперению. А селезень мой здешний, не моей крови, но я не спесива!.. Если вас вообще кто-нибудь поймёт здесь во дворе, то, смею думать, это я!

— У неё Портулакия в зобу! — сострил один маленький простой утёнок; остальные простые утки нашли это бесподобным: Портулакия звучит, ведь, совсем как Португалия! И они подталкивали друг друга, крякая: Рап! Вот остряк! — Потом они опять заговаривали с певчею птичкой.

— Португалка — мастерица поговорить! — сказали они. — У нас нет таких громких слов в клюве, но и мы принимаем в вас не меньшее участие! И если мы ничего не делаем для вас, то не кричим об этом! По нашему так благороднее.

— У вас прелестный голос! — сказала одна из пожилых уток. — То-то, должно быть, приятно сознавать, что радуешь многих, как вы! Я, впрочем, мало смыслю в пении! Оттого и держу язык в клюве. Это лучше, чем болтать глупости, каких вам столько приходится выслушивать.

— Не надоедайте ей! — вмешалась Португалка. — Ей нужен отдых и уход. Хотите, я опять вас выкупаю, маленькая певунья?