Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/194

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

когда!—И котъ убѣжалъ,—ему не хотѣлось, чтобы Руди замѣтилъ, какъ онъ огорченъ, а это такъ и свѣтилось въ его глазахъ.

Куры бѣгали по полу; одна была безхвостая; какой-то путешественникъ, мнившій себя охотникомъ, принялъ ее за хищную птицу, да и отстрѣлилъ ей хвостъ.

— Руди-то собирается за горы!—сказала одна курица.

— У него вѣчно спѣшка!—сказала другая.—А я страсть не люблю прощаться!—И обѣ засѣменили дальше.

Съ козами онъ тоже простился, и онѣ жалобно заблеяли: „И мы-ы! И мы-ы!“—Очень это грустно было!

Случилось какъ разъ, что двумъ извѣстнымъ проводникамъ изъ окрестности понадобилось побывать по ту сторону горъ; съ ними-то и отправился Руди пѣшкомъ. Это былъ большой переходъ для такого малыша, но силы у него были, смѣлости тоже не занимать было стать!

Ласточки проводили ихъ недалеко, распѣвая: „Вы и мы! Мы и вы!“

Дорога шла надъ быстрою Лючиною, которая разбивается здѣсь на множество мелкихъ потоковъ и быстро несется внизъ изъ чернаго ущелья Гриндельвальдскаго глетчера. Вмѣсто мостовъ служатъ тутъ перекинутыя съ одного берега на другой деревья и каменныя глыбы. Вотъ путники достигли Эллернвальда и стали подыматься вверхъ, какъ разъ неподалеку отъ того мѣста, гдѣ глетчеръ уже отдѣлился отъ каменистой почвы горы. Дальше пошли по самому глетчеру, то шагая прямо по ледянымъ глыбамъ, то обходя ихъ. Но Руди и ходокъ былъ хорошій и карабкаться мастеръ. Глаза его такъ и блестѣли отъ удовольствія, и онъ такъ твердо ступалъ своими крѣпкими ногами, обутыми въ подкованные башмаки, точно хотѣлъ отпечатать по дорогѣ свои слѣды. Черный землистый осадокъ, оставленный горными потоками, придавалъ глетчеру видъ покрытаго штукатуркою, изъ подъ которой проглядывалъ мѣстами зеленовато-голубой, хрустальный ледъ. То и дѣло приходилось обходить маленькіе пруды, образовавшіеся между нагроможденными одна на другую ледяными глыбами. Встрѣтился имъ также по пути огромный камень, качавшійся на краю расщелины; вдругъ онъ потерялъ равновѣсіе и съ грохотомъ покатился внизъ; эхо гулко прокатилось по глубокимъ горнымъ ущельямъ.

Путники все подымались да подымались. Самый глетчеръ напоминалъ бурно разлившуюся и внезапно застывшую беспоря-


Тот же текст в современной орфографии

когда! — И кот убежал, — ему не хотелось, чтобы Руди заметил, как он огорчён, а это так и светилось в его глазах.

Куры бегали по полу; одна была бесхвостая; какой-то путешественник, мнивший себя охотником, принял её за хищную птицу, да и отстрелил ей хвост.

— Руди-то собирается за горы! — сказала одна курица.

— У него вечно спешка! — сказала другая. — А я страсть не люблю прощаться! — И обе засеменили дальше.

С козами он тоже простился, и они жалобно заблеяли: «И мы-ы! И мы-ы!» — Очень это грустно было!

Случилось как раз, что двум известным проводникам из окрестности понадобилось побывать по ту сторону гор; с ними-то и отправился Руди пешком. Это был большой переход для такого малыша, но силы у него были, смелости тоже не занимать было стать!

Ласточки проводили их недалеко, распевая: «Вы и мы! Мы и вы!»

Дорога шла над быстрою Лючиною, которая разбивается здесь на множество мелких потоков и быстро несётся вниз из чёрного ущелья Гриндельвальдского глетчера. Вместо мостов служат тут перекинутые с одного берега на другой деревья и каменные глыбы. Вот путники достигли Эллернвальда и стали подыматься вверх, как раз неподалёку от того места, где глетчер уже отделился от каменистой почвы горы. Дальше пошли по самому глетчеру, то шагая прямо по ледяным глыбам, то обходя их. Но Руди и ходок был хороший и карабкаться мастер. Глаза его так и блестели от удовольствия, и он так твёрдо ступал своими крепкими ногами, обутыми в подкованные башмаки, точно хотел отпечатать по дороге свои следы. Чёрный землистый осадок, оставленный горными потоками, придавал глетчеру вид покрытого штукатуркою, из-под которой проглядывал местами зеленовато-голубой, хрустальный лёд. То и дело приходилось обходить маленькие пруды, образовавшиеся между нагромождёнными одна на другую ледяными глыбами. Встретился им также по пути огромный камень, качавшийся на краю расщелины; вдруг он потерял равновесие и с грохотом покатился вниз; эхо гулко прокатилось по глубоким горным ущельям.

Путники всё подымались да подымались. Самый глетчер напоминал бурно разлившуюся и внезапно застывшую беспоря-