Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/206

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

дый зналъ свою очередь. Музыка, пѣніе, звуки шарманокъ и духовыхъ инструментовъ, крикъ и гамъ! Всѣ дома и мосты были убраны щитами съ стихотворными надписями и эмблемами; всюду развѣвались флаги и значки, раздавался выстрѣлъ за выстрѣломъ!.. Это было для Руди лучшею музыкою, и въ эту минуту онъ совсѣмъ забылъ про Бабетту, ради которой явился сюда.

Стрѣлки толпились около тира; Руди тоже былъ въ ихъ числѣ и оказался самымъ счастливымъ; онъ безъ промаху попадалъ въ самую середину мишени.

— Кто этотъ чужой молодецъ?—спрашивали всѣ.—Онъ говоритъ по-французски, какъ говорятъ въ кантонѣ Валлисъ, но хорошо объясняется и по нашему, по-нѣмецки!—говорили нѣкоторые.

— Онъ жилъ ребенкомъ въ окрестностяхъ Гриндельвальда!—сказалъ кто-то.

Да, жизнь била въ молодцѣ ключомъ; глаза его блестѣли, глазъ и рука были тверды, и онъ не давалъ промаха! Счастье придаетъ смѣлости, а Руди и безъ того былъ смѣлъ. Скоро вокругъ него образовался цѣлый кружокъ друзей, его чествовали, хвалили, и Бабетта почти совсѣмъ вылетѣла у него изъ головы. Вдругъ, на плечо его легла тяжелая рука, и грубый голосъ спросилъ по французски:

— Вы изъ кантона Валлисъ?

Руди обернулся и увидалъ передъ собою красное, довольное лицо толстаго богача мельника изъ Бэ. Онъ совсѣмъ закрывалъ своею широкою массивною фигурою тоненькую, миловидную Бабетту; скоро, однако, ея блестящіе, темные глазки выглянули изъ-за его спины. Толстый мельникъ былъ польщенъ, что лучшимъ стрѣлкомъ, героемъ праздника, оказывался его землякъ. Руди въ самомъ дѣлѣ былъ счастливцемъ: тѣ, ради кого онъ явился сюда, и кого въ эту минуту почти позабылъ, сами шли ему на встрѣчу.

Случись двумъ землякамъ встрѣтиться на чужбинѣ, они сейчасъ узнаютъ другъ друга, сейчасъ разговорятся. Руди былъ здѣсь на праздникѣ первымъ, благодаря своей мѣткой стрѣльбѣ, а мельникъ былъ первымъ у себя въ Бэ, благодаря своимъ денежкамъ и хорошей мельницѣ, и вотъ они теперь пожали другъ другу руки, чего никогда не дѣлали прежде. Бабетта тоже довѣрчиво протянула Руди ручку, и онъ такъ пожалъ ее, такъ поглядѣлъ на дѣвушку, что она вся вспыхнула.


Тот же текст в современной орфографии

дый знал свою очередь. Музыка, пение, звуки шарманок и духовых инструментов, крик и гам! Все дома и мосты были убраны щитами со стихотворными надписями и эмблемами; всюду развевались флаги и значки, раздавался выстрел за выстрелом!.. Это было для Руди лучшею музыкою, и в эту минуту он совсем забыл про Бабетту, ради которой явился сюда.

Стрелки толпились около тира; Руди тоже был в их числе и оказался самым счастливым; он без промаху попадал в самую середину мишени.

— Кто этот чужой молодец? — спрашивали все. — Он говорит по-французски, как говорят в кантоне Валлис, но хорошо объясняется и по-нашему, по-немецки! — говорили некоторые.

— Он жил ребёнком в окрестностях Гриндельвальда! — сказал кто-то.

Да, жизнь била в молодце ключом; глаза его блестели, глаз и рука были тверды, и он не давал промаха! Счастье придаёт смелости, а Руди и без того был смел. Скоро вокруг него образовался целый кружок друзей, его чествовали, хвалили, и Бабетта почти совсем вылетела у него из головы. Вдруг, на плечо его легла тяжёлая рука, и грубый голос спросил по-французски:

— Вы из кантона Валлис?

Руди обернулся и увидал перед собою красное, довольное лицо толстого богача мельника из Бэ. Он совсем закрывал своею широкою массивною фигурою тоненькую, миловидную Бабетту; скоро, однако, её блестящие, тёмные глазки выглянули из-за его спины. Толстый мельник был польщён, что лучшим стрелком, героем праздника, оказывался его земляк. Руди в самом деле был счастливцем: те, ради кого он явился сюда, и кого в эту минуту почти позабыл, сами шли ему навстречу.

Случись двум землякам встретиться на чужбине, они сейчас узнают друг друга, сейчас разговорятся. Руди был здесь на празднике первым, благодаря своей меткой стрельбе, а мельник был первым у себя в Бэ, благодаря своим денежкам и хорошей мельнице, и вот они теперь пожали друг другу руки, чего никогда не делали прежде. Бабетта тоже доверчиво протянула Руди ручку, и он так пожал её, так поглядел на девушку, что она вся вспыхнула.