Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/209

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

черезъ горы. А погода между тѣмъ была сырая, сѣрая, туманная, дождливая. Облака нависали надъ горами траурнымъ крепомъ и заволакивали сіяющія горныя вершины. Изъ глубины лѣса доносились удары топора, и по горнымъ склонамъ катились внизъ деревья; сверху они казались щепками, а вблизи оказывались мачтовыми деревьями. Лючина однообразно шумѣла, вѣтеръ свистѣлъ, облака неслись по небу. Вдругъ, возлѣ Руди очутилась молодая дѣвушка; онъ замѣтилъ ее только тогда, когда она поровнялась съ нимъ. Она тоже собиралась перейти черезъ горы. Въ глазахъ ея была какая-то притягательная сила, заставлявшая смотрѣть въ нихъ; они были удивительно прозрачные, ясные, какъ хрустальные, и глубокіе-глубокіе, какіе-то бездонные!..

— Есть у тебя милый?—спросилъ ее Руди; онъ теперь ни о чемъ другомъ и думать не могъ.

— Никого у меня нѣтъ!—отвѣтила она и разсмѣялась; но видно было, что она лукавитъ.—Зачѣмъ же дѣлать обходъ?—продолжала она.—Возьмемъ лѣвѣе, короче будетъ!

— Да, да, возьмемъ лѣвѣе, да и угодимъ въ расщелину!—сказалъ Руди.—Такъ-то ты знаешь дорогу? А еще въ проводники набиваешься!

— Я знаю настоящую дорогу!—сказала она.—И у меня голова на плечахъ, а твоя осталась тамъ внизу, въ долинѣ! Но здѣсь на высотѣ надо помнить о Дѣвѣ Льдовъ! Говорятъ, она не очень-то благоволитъ къ людямъ!

— Не боюсь я ея!—сказалъ Руди.—Ей пришлось выпустить меня изъ своихъ лапъ, когда еще я былъ ребенкомъ, а теперь-то я и подавно сумѣю уйти отъ нея!

Между тѣмъ стемнѣло, полилъ дождь, пошелъ снѣгъ, блестящій, ослѣпительно бѣлый.

— Дай сюда руку! Я помогу тебѣ взбираться!—сказала дѣвушка и дотронулась до его руки холодными, какъ ледъ, пальцами.

— Ты поможешь мнѣ?—отвѣтилъ Руди.—Я и безъ бабьей помощи давно умѣю лазить по горамъ!—И онъ ускорилъ шаги. Мятель укутывала его словно саваномъ; вѣтеръ свистѣлъ, а позади охотника раздавались смѣхъ и пѣніе дѣвушки. Какіе странные звуки! Должно быть, это было навожденіе Дѣвы Льдовъ. Руди много слышалъ объ ея продѣлкахъ въ ту ночевку на горахъ, когда онъ отправлялся изъ дѣдушкинаго дома къ дядѣ.


Тот же текст в современной орфографии

через горы. А погода между тем была сырая, серая, туманная, дождливая. Облака нависали над горами траурным крепом и заволакивали сияющие горные вершины. Из глубины леса доносились удары топора, и по горным склонам катились вниз деревья; сверху они казались щепками, а вблизи оказывались мачтовыми деревьями. Лючина однообразно шумела, ветер свистел, облака неслись по небу. Вдруг, возле Руди очутилась молодая девушка; он заметил её только тогда, когда она поравнялась с ним. Она тоже собиралась перейти через горы. В глазах её была какая-то притягательная сила, заставлявшая смотреть в них; они были удивительно прозрачные, ясные, как хрустальные, и глубокие-глубокие, какие-то бездонные!..

— Есть у тебя милый? — спросил её Руди; он теперь ни о чём другом и думать не мог.

— Никого у меня нет! — ответила она и рассмеялась; но видно было, что она лукавит. — Зачем же делать обход? — продолжала она. — Возьмём левее, короче будет!

— Да, да, возьмём левее, да и угодим в расщелину! — сказал Руди. — Так-то ты знаешь дорогу? А ещё в проводники набиваешься!

— Я знаю настоящую дорогу! — сказала она. — И у меня голова на плечах, а твоя осталась там внизу, в долине! Но здесь на высоте надо помнить о Деве Льдов! Говорят, она не очень-то благоволит к людям!

— Не боюсь я её! — сказал Руди. — Ей пришлось выпустить меня из своих лап, когда ещё я был ребёнком, а теперь-то я и подавно сумею уйти от неё!

Между тем стемнело, полил дождь, пошёл снег, блестящий, ослепительно белый.

— Дай сюда руку! Я помогу тебе взбираться! — сказала девушка и дотронулась до его руки холодными, как лёд, пальцами.

— Ты поможешь мне? — ответил Руди. — Я и без бабьей помощи давно умею лазить по горам! — И он ускорил шаги. Метель укутывала его словно саваном; ветер свистел, а позади охотника раздавались смех и пение девушки. Какие странные звуки! Должно быть, это было наваждение Девы Льдов. Руди много слышал об её проделках в ту ночёвку на горах, когда он отправлялся из дедушкиного дома к дяде.