Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/32

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

вотнаго; казалось, въ глубинѣ сердца жабы съ болью зарождалась новая жизнь. Вдругъ она сдѣлала шагъ къ дверямъ, прислушалась, потомъ двинулась дальше, схватилась своими безпомощными лапами за тяжелый дверной болтъ и тихонько выдвинула его изъ скобы. Въ горницѣ стоялъ зажженный ночникъ; жаба взяла его и вышла за двери. Ее влекла впередъ, придавая ей необыкновенныя силы, чья-то высшая воля. Вотъ она вынула желѣзный болтъ изъ скобы, прокралась къ спавшему плѣннику и дотронулась до него своею холодною, липкою лапой. Плѣнникъ проснулся, увидалъ безобразное животное и задрожалъ, словно передъ навожденіемъ злого духа. Но жаба перерѣзала ножемъ связывавшія его веревки и сдѣлала ему знакъ слѣдовать за нею.

Плѣнникъ сотворилъ молитву и крестное знаменіе—навожденіе не исчезало; тогда онъ произнесъ:

— Блаженъ, кто разумно относится къ малымъ симъ,—Господь спасетъ его въ день несчастья!.. Но кто ты? Какъ можетъ скрываться подъ оболочкой животнаго сердце, полное милосерднаго состраданія?

Жаба опять кивнула головой, провела плѣнника по уединенному проходу, между спускавшимися съ потолка до полу коврами, въ конюшню и указала на одну изъ лошадей. Плѣнникъ вскочилъ на лошадь, но вслѣдъ за нимъ вскочила и жаба и примостилась впереди его, уцѣпившись за гриву лошади. Плѣнникъ понялъ ея намѣреніе и пустилъ лошадь вскачь по окольной дорогѣ, которой никогда бы не нашелъ одинъ.

Скоро онъ забылъ безобразіе животнаго, понялъ, что чудовище было орудіемъ милости Божіей, и изъ устъ его полились молитвы и священные псалмы. Жаба задрожала—подъ вліяніемъ-ли могущественной силы молитвъ, или отъ утренняго предразсвѣтнаго холодка? Что ощущало животное—неизвѣстно, но оно приподнялось на лошади, какъ бы желая остановить ее и спрыгнуть на землю. Христіанинъ силою удержалъ его и продолжалъ громко пѣть псаломъ, какъ бы думая побѣдить имъ злыя чары. Лошадь понеслась еще быстрѣе; небо заалѣло, и вотъ, первый лучъ солнца прорвалъ облако и брызнулъ на путниковъ. Въ ту же минуту произошло превращеніе: жаба стала молодою красавицей съ демонски-злою душой! Молодой христіанинъ увидалъ, что держитъ въ объятіяхъ красавицу-дѣвушку, испугался, остановилъ лошадь и соскочилъ на землю,


Тот же текст в современной орфографии

вотного; казалось, в глубине сердца жабы с болью зарождалась новая жизнь. Вдруг она сделала шаг к дверям, прислушалась, потом двинулась дальше, схватилась своими беспомощными лапами за тяжёлый дверной болт и тихонько выдвинула его из скобы. В горнице стоял зажжённый ночник; жаба взяла его и вышла за двери. Её влекла вперёд, придавая ей необыкновенные силы, чья-то высшая воля. Вот она вынула железный болт из скобы, прокралась к спавшему пленнику и дотронулась до него своею холодною, липкою лапой. Пленник проснулся, увидал безобразное животное и задрожал, словно перед наваждением злого духа. Но жаба перерезала ножом связывавшие его верёвки и сделала ему знак следовать за нею.

Пленник сотворил молитву и крестное знамение — наваждение не исчезало; тогда он произнёс:

— Блажен, кто разумно относится к малым сим, — Господь спасёт его в день несчастья!.. Но кто ты? Как может скрываться под оболочкой животного сердце, полное милосердного сострадания?

Жаба опять кивнула головой, провела пленника по уединённому проходу, между спускавшимися с потолка до полу коврами, в конюшню и указала на одну из лошадей. Пленник вскочил на лошадь, но вслед за ним вскочила и жаба и примостилась впереди его, уцепившись за гриву лошади. Пленник понял её намерение и пустил лошадь вскачь по окольной дороге, которой никогда бы не нашёл один.

Скоро он забыл безобразие животного, понял, что чудовище было орудием милости Божией, и из уст его полились молитвы и священные псалмы. Жаба задрожала — под влиянием ли могущественной силы молитв, или от утреннего предрассветного холодка? Что ощущало животное — неизвестно, но оно приподнялось на лошади, как бы желая остановить её и спрыгнуть на землю. Христианин силою удержал его и продолжал громко петь псалом, как бы думая победить им злые чары. Лошадь понеслась ещё быстрее; небо заалело, и вот, первый луч солнца прорвал облако и брызнул на путников. В ту же минуту произошло превращение: жаба стала молодою красавицей с демонски-злою душой! Молодой христианин увидал, что держит в объятиях красавицу-девушку, испугался, остановил лошадь и соскочил на землю,