Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/322

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

отчетливо, такъ самоувѣренно улыбался при этомъ,—онъ зналъ, вѣдь, кого приглашалъ!

Домино сняло маску; это былъ Георгъ.

— Повторитъ-ли генералъ свое приглашеніе?—спросилъ онъ.

Генералъ словно выросъ на цѣлый вершокъ, осанка его стала еще величественнѣе; онъ отступилъ на два шага назадъ, потомъ сдѣлалъ шагъ впередъ, точно въ менуэтѣ, и на лицѣ его появилось самое знаменательное выраженіе, какое только онъ вообще могъ придать своимъ благороднымъ генеральскимъ чертамъ.

— Я никогда не беру своихъ словъ назадъ! Профессоръ приглашенъ!

И онъ удалился, косясь на короля, который навѣрное слышалъ весь разговоръ.


Обѣдъ у генерала состоялся; приглашены были только старикъ графъ, да его протеже.

„Теперь ледъ проломанъ!“ думалъ Георгъ. И ледъ дѣйствительно былъ проломанъ при самой торжественной обстановкѣ.

Да, молодой человѣкъ снова появился въ домѣ генерала и говорилъ и держалъ себя, совсѣмъ какъ человѣкъ изъ лучшаго общества,—генералъ не могъ этого не видѣть. Кромѣ того, онъ оказался въ высшей степени интереснымъ собесѣдникомъ, такъ что генералу нѣсколько разъ пришлось прибѣгнуть къ своему восклицанію: „charmant!“ Генеральша не преминула разсказать объ этомъ обѣдѣ въ обществѣ, и одна изъ самыхъ умныхъ и уважаемыхъ придворныхъ дамъ выразила генеральшѣ желаніе обѣдать у нея въ слѣдующій же разъ, какъ будетъ приглашенъ молодой профессоръ. Пришлось снова пригласить его. Онъ принялъ приглашеніе и былъ опять въ высшей степени милъ; оказалось даже, что онъ играетъ въ шахматы!

— Положительно онъ не подвальнаго происхожденія!—сказалъ генералъ.—Навѣрное онъ сынъ знатной особы! Такихъ сыновей много, и молодой человѣкъ тутъ не при чемъ.

Профессоръ, бывавшій при дворѣ у короля, могъ, конечно, бывать и у генерала; но предполагать, что онъ пуститъ въ семьѣ корни?!.. Объ этомъ не могло быть и рѣчи—въ домѣ, въ городѣ же только о томъ и говорили.

Онъ и пустилъ таки корни!

Милость свыше пролилась на него, и когда онъ сдѣлался


Тот же текст в современной орфографии

отчётливо, так самоуверенно улыбался при этом, — он знал, ведь, кого приглашал!

Домино сняло маску; это был Георг.

— Повторит ли генерал своё приглашение? — спросил он.

Генерал словно вырос на целый вершок, осанка его стала ещё величественнее; он отступил на два шага назад, потом сделал шаг вперёд, точно в менуэте, и на лице его появилось самое знаменательное выражение, какое только он вообще мог придать своим благородным генеральским чертам.

— Я никогда не беру своих слов назад! Профессор приглашён!

И он удалился, косясь на короля, который наверное слышал весь разговор.


Обед у генерала состоялся; приглашены были только старик граф, да его протеже.

«Теперь лёд проломан!» думал Георг. И лёд действительно был проломан при самой торжественной обстановке.

Да, молодой человек снова появился в доме генерала и говорил и держал себя, совсем как человек из лучшего общества, — генерал не мог этого не видеть. Кроме того, он оказался в высшей степени интересным собеседником, так что генералу несколько раз пришлось прибегнуть к своему восклицанию: «charmant!» Генеральша не преминула рассказать об этом обеде в обществе, и одна из самых умных и уважаемых придворных дам выразила генеральше желание обедать у неё в следующий же раз, как будет приглашён молодой профессор. Пришлось снова пригласить его. Он принял приглашение и был опять в высшей степени мил; оказалось даже, что он играет в шахматы!

— Положительно он не подвального происхождения! — сказал генерал. — Наверное он сын знатной особы! Таких сыновей много, и молодой человек тут не при чём.

Профессор, бывавший при дворе у короля, мог, конечно, бывать и у генерала; но предполагать, что он пустит в семье корни?!. Об этом не могло быть и речи — в доме, в городе же только о том и говорили.

Он и пустил таки корни!

Милость свыше пролилась на него, и когда он сделался