Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/331

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

буръ“! Подумать только—герой допивается до смерти, чтобы героиня могла выйти замужъ за любимаго человѣка! Да, много слезъ я пролила за тѣ пятьдесятъ лѣтъ, что абонируюсь!

Тетушка знала каждую пьесу, каждую кулису, каждаго актера, который выступалъ на сценѣ теперь или прежде. Она жила, собственно говоря, только девять мѣсяцевъ въ году; лѣтніе три мѣсяца, театральные каникулы, прямо таки старили ее, тогда какъ одинъ вечеръ въ театрѣ, затягивавшійся за полночь, просто молодилъ. Она не говорила, какъ другіе люди: „Вотъ скоро придетъ весна!“ „Аистъ прилетѣлъ!“ „Въ газетахъ уже пишутъ, что появилась свѣжая земляника!“ Она, напротивъ, привѣтствовала осень: „Видѣли, абонементъ уже открытъ?.. Скоро начнутся представленія!“

Достоинство и удобство квартиры она измѣряла близостью ея къ театру. Какъ горько было ей оставить маленькій переулокъ, проходившій позади театра, и переѣхать въ большую улицу немного подальше, да вдобавокъ поселиться въ домѣ безъ визави[1].

— Я и дома хочу имѣть свою ложу—окошко! Нельзя же все съ самою собою разсуждать, надо и на людей поглядѣть! А вотъ теперь мнѣ приходится жить, точно въ деревнѣ, въ захолустьи! Если мнѣ вздумается посмотрѣть на людей, приходится взлѣзать на кухонный столъ—только оттуда я и вижу сосѣдей. To-ли дѣло было въ переулкѣ! Тамъ изъ моего окошка открывался видъ прямо въ квартиру торговца льномъ, да и до театра было всего три шага, а теперь цѣлыхъ три тысячи и какихъ еще—гвардейскихъ!

Случалось тетушкѣ и захворать, но какъ бы плохо она себя ни чувствовала, пропустить представленія все-таки не могла. Разъ докторъ предписалъ ей поставить себѣ вечеромъ къ ногамъ кислое тѣсто. Она поставила, но въ театръ все-таки поѣхала и высидѣла все представленіе съ тѣстомъ на ногахъ. Умри она въ этотъ вечеръ, она была бы даже довольна. Вѣдь, умеръ же въ театрѣ Торвальдсенъ, и такую смерть она называла „блаженною“.

Тетушка и рая не могла себѣ представить безъ театра. Конечно, намъ этого не обѣщано, но, вѣдь, довольно же правдоподобно, что для прекрасныхъ актеровъ и актрисъ, которые отправились туда до насъ, найдется и тамъ арена дѣятельности!

Въ комнатку тетушки была проведена изъ театра своего рода

  1. Визавиздесь, без дома напротив. (прим. редактора Викитеки)
Тот же текст в современной орфографии

бур»! Подумать только — герой допивается до смерти, чтобы героиня могла выйти замуж за любимого человека! Да, много слёз я пролила за те пятьдесят лет, что абонируюсь!

Тётушка знала каждую пьесу, каждую кулису, каждого актёра, который выступал на сцене теперь или прежде. Она жила, собственно говоря, только девять месяцев в году; летние три месяца, театральные каникулы, прямо таки старили её, тогда как один вечер в театре, затягивавшийся за́ полночь, просто молодил. Она не говорила, как другие люди: «Вот скоро придёт весна!» «Аист прилетел!» «В газетах уже пишут, что появилась свежая земляника!» Она, напротив, приветствовала осень: «Видели, абонемент уже открыт?.. Скоро начнутся представления!»

Достоинство и удобство квартиры она измеряла близостью её к театру. Как горько было ей оставить маленький переулок, проходивший позади театра, и переехать в большую улицу немного подальше, да вдобавок поселиться в доме без визави[1].

— Я и дома хочу иметь свою ложу — окошко! Нельзя же всё с самою собою рассуждать, надо и на людей поглядеть! А вот теперь мне приходится жить, точно в деревне, в захолустье! Если мне вздумается посмотреть на людей, приходится взлезать на кухонный стол — только оттуда я и вижу соседей. To-ли дело было в переулке! Там из моего окошка открывался вид прямо в квартиру торговца льном, да и до театра было всего три шага, а теперь целых три тысячи и каких ещё — гвардейских!

Случалось тётушке и захворать, но как бы плохо она себя ни чувствовала, пропустить представления всё-таки не могла. Раз доктор предписал ей поставить себе вечером к ногам кислое тесто. Она поставила, но в театр всё-таки поехала и высидела всё представление с тестом на ногах. Умри она в этот вечер, она была бы даже довольна. Ведь, умер же в театре Торвальдсен, и такую смерть она называла «блаженною».

Тётушка и рая не могла себе представить без театра. Конечно, нам этого не обещано, но, ведь, довольно же правдоподобно, что для прекрасных актёров и актрис, которые отправились туда до нас, найдётся и там арена деятельности!

В комнатку тётушки была проведена из театра своего рода

  1. Визави — здесь, без дома напротив. (прим. редактора Викитеки)