Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/347

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Въ Роскильде звонятъ въ колокола; тамъ живетъ епископъ Абсалонъ. Онъ и въ библіи начитанъ и мечомъ владѣетъ. Сильна его власть, силенъ онъ и волею. И вотъ, онъ хочетъ защитить отъ разбойничьихъ набѣговъ и грабежей тружениковъ-рыбаковъ, возведшихъ городъ, основавшихъ на Зеландскомъ берегу торговый рынокъ. Сначала онъ освящаетъ „Воровской островъ“, кропитъ его святою водой, затѣмъ тамъ воздвигается по его приказу крѣпость. Каменъщики и плотники работали въ потѣ лица, а солнечные лучи цѣловали воздвигавшіяся красныя кирпичныя стѣны.

Наконецъ „Акселевъ[1] домъ“ готовъ.

Съ башнями высокими,
Крыльцами широкими
Замокъ стоитъ!
Вѣтеръ шумитъ,
Мечетъ и рветъ,
Грозно реветъ!
Силы лишь тратитъ,
Съ замкомъ не сладитъ!

А противъ замка гавань, купеческая гавань—

Теремъ царевны морской
Въ рощѣ зеленой, прохладной.


Изъ чужихъ земель являлись покупщики рыбы; на берегу начали строиться лавки и дома съ окнами, затянутыми пузыремъ вмѣсто стекла,—стекло было дорого. Вотъ ужъ выстроился и складъ для товаровъ, большое зданіе съ кровлею „щипцомъ“, а близъ него подъемный во̀ротъ. Видишь, по лавкамъ сидятъ старые приказчики? Они не смѣютъ жениться! Торгуютъ же они инбиремъ и перцемъ,—вотъ тебѣ и „перечные молодцы!“[2]

Сѣверо-восточный вѣтеръ проносится надъ улицами и переулками, подымаетъ пыль, срываетъ соломенныя крыши. По улицамъ расхаживаютъ коровы и поросята.

„Разрушу, уничтожу!“ реветъ вѣтеръ. „Буду свистать вокругъ домовъ и Акселева дома! Я не ошибся! Люди уже зовутъ этотъ домъ „Замкомъ пытокъ“ на Воровскомъ островѣ!“

  1. Датское имя епископа Абсалона.
  2. См. прим. т. I, стр. 502. — По-датски старый холостякъ—„Pebersvend“, т. е. перечный молодецъ. Примѣч. перев.
Тот же текст в современной орфографии


В Роскильде звонят в колокола; там живёт епископ Абсалон. Он и в библии начитан и мечом владеет. Сильна его власть, силён он и волею. И вот, он хочет защитить от разбойничьих набегов и грабежей тружеников-рыбаков, возведших город, основавших на Зеландском берегу торговый рынок. Сначала он освящает «Воровской остров», кропит его святою водой, затем там воздвигается по его приказу крепость. Каменщики и плотники работали в поте лица, а солнечные лучи целовали воздвигавшиеся красные кирпичные стены.

Наконец «Акселев[1] дом» готов.

С башнями высокими,
Крыльцами широкими
Замок стоит!
Ветер шумит,
Мечет и рвёт,
Грозно ревёт!
Силы лишь тратит,
С замком не сладит!

А против замка гавань, купеческая гавань —

Терем царевны морской
В роще зелёной, прохладной.


Из чужих земель являлись покупщики рыбы; на берегу начали строиться лавки и дома с окнами, затянутыми пузырём вместо стекла, — стекло было дорого. Вот уж выстроился и склад для товаров, большое здание с кровлею «щипцом», а близ него подъёмный во́рот. Видишь, по лавкам сидят старые приказчики? Они не смеют жениться! Торгуют же они имбирём и перцем, — вот тебе и «перечные молодцы!»[2]

Северо-восточный ветер проносится над улицами и переулками, подымает пыль, срывает соломенные крыши. По улицам расхаживают коровы и поросята.

«Разрушу, уничтожу!» ревёт ветер. «Буду свистать вокруг домов и Акселева дома! Я не ошибся! Люди уже зовут этот дом „Замком пыток“ на Воровском острове!»

  1. Датское имя епископа Абсалона.
  2. См. прим. т. I, стр. 502. — По-датски старый холостяк — "Pebersvend", т. е. перечный молодец. Примеч. перев.