Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/349

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

сударства. Вѣтеръ дуетъ на башни и стѣны, но ихъ не сорвешь,—стоятъ крѣпко. Дуетъ онъ и на восточное укрѣпленіе города—старый деревянный заборъ. Но и онъ постоитъ за себя!

По ту сторону забора стоитъ король Даніи Христофоръ I. Бунтовщики разбили его у Скельскёра, и онъ ищетъ теперь убѣжища въ епископскомъ городѣ.

А вѣтеръ свиститъ, повторяя отвѣтъ епископа: „Оставайся-ка тамъ! Городъ закрытъ для тебя!“

Безпокойныя настали времена, тяжелые выпали дни. Каждый хочетъ быть самъ себѣ господиномъ. На башнѣ замка развѣвается голштинское знамя. Жалобы, стенанія, мракъ ужаса окуталъ страну; междоусобица, черная смерть царятъ въ ней, но вотъ надъ нею опять занялась заря—на престолъ взошелъ Вальдемаръ Аттердагъ[1].

Епископскій городъ сталъ королевскою резиденціей. Есть въ немъ и дома съ кровлями „щипцомъ“, и узкія улицы, и сторожа, и ратуша, и даже каменная висѣлица у западныхъ воротъ. На ней вѣшаютъ только городскихъ жителей, пришельцы не удостаиваются такой чести. Только граждане Копенгагенскіе могутъ болтаться такъ высоко въ воздухѣ и любоваться городомъ Кьёге и Кьёгскими курами![2]

„Вотъ такъ висѣлица!“ шумитъ сѣверо-восточный вѣтеръ. „Красота и впрямь здѣсь процвѣтаетъ!“ И онъ принялся свистѣть и шумѣть еще пуще.

Изъ Германіи повѣяло обидой и горемъ.

— Ганзейцы поднялись на Данію!—разсказывалъ крестный.—Они покинули свои склады и прилавки! Богатые купцы изъ Ростока, Любека и Бремена и, стащивъ золотого гуся[3] съ Вальдемаровой башни, все-таки не угомонились! Имъ хочется распоряжаться всѣмъ. А они и такъ ужъ распоряжались въ городѣ датскаго короля больше самого короля! И вотъ, они явились на вооруженныхъ корабляхъ; датчане были захвачены врасплохъ. Да король Эрикъ и не намѣревался драться съ нѣмецкими родичами,—ихъ было такъ много, они были такъ сильны—а взялъ да бѣжалъ со всѣмъ своимъ дворомъ черезъ западныя ворота го-

  1. „Аттердагъ“ означаетъ собственно „снова день“.
  2. См. примѣч. т. I, стр. 317. — Кьёге—небольшой городокъ у залива того же имени. У датчанъ существуетъ шутливое выраженіе „показать курицу изъ Кьёге“, т. е. приподнять любопытнаго, пожелавшаго увидать ее, отъ полу за уши (русское выраженіе „показать Москву“).
  3. Флюгеръ съ „Вальдемаровой башни“ (близъ города Вординборга)—золотой гусь—былъ, по преданію, украденъ ганзейцами, видѣвшими въ немъ насмѣшку надъ ними: „Gans—Hause“. Примѣч. перев.
Тот же текст в современной орфографии

сударства. Ветер дует на башни и стены, но их не сорвёшь, — стоят крепко. Дует он и на восточное укрепление города — старый деревянный забор. Но и он постоит за себя!

По ту сторону забора стоит король Дании Христофор I. Бунтовщики разбили его у Скельскёра, и он ищет теперь убежища в епископском городе.

А ветер свистит, повторяя ответ епископа: «Оставайся-ка там! Город закрыт для тебя!»

Беспокойные настали времена, тяжёлые выпали дни. Каждый хочет быть сам себе господином. На башне замка развевается голштинское знамя. Жалобы, стенания, мрак ужаса окутал страну; междоусобица, чёрная смерть царят в ней, но вот над нею опять занялась заря — на престол взошёл Вальдемар Аттердаг[1].

Епископский город стал королевскою резиденцией. Есть в нём и дома с кровлями «щипцом», и узкие улицы, и сторожа, и ратуша, и даже каменная виселица у западных ворот. На ней вешают только городских жителей, пришельцы не удостаиваются такой чести. Только граждане Копенгагенские могут болтаться так высоко в воздухе и любоваться городом Кьёге и Кьёгскими курами![2]

«Вот так виселица!» шумит северо-восточный ветер. «Красота и впрямь здесь процветает!» И он принялся свистеть и шуметь ещё пуще.

Из Германии повеяло обидой и горем.

— Ганзейцы поднялись на Данию! — рассказывал крёстный. — Они покинули свои склады и прилавки! Богатые купцы из Ростока, Любека и Бремена, стащив золотого гуся[3] с Вальдемаровой башни, всё-таки не угомонились! Им хочется распоряжаться всем. А они и так уж распоряжались в городе датского короля больше самого короля! И вот, они явились на вооружённых кораблях; датчане были захвачены врасплох. Да король Эрик и не намеревался драться с немецкими родичами, — их было так много, они были так сильны — а взял да бежал со всем своим двором через западные ворота го-

  1. «Аттердаг» означает собственно «снова день».
  2. См. примеч. т. I, стр. 317. — Кьёге — небольшой городок у залива того же имени. У датчан существует шутливое выражение «показать курицу из Кьёге», т. е. приподнять любопытного, пожелавшего увидать её, от полу за уши (русское выражение «показать Москву»).
  3. Флюгер с «Вальдемаровой башни» (близ города Вординборга) — золотой гусь — был, по преданию, украден ганзейцами, видевшими в нём насмешку над ними: «Gans—Hause». Примеч. перев.