Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/360

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

Мункгольмъ близъ Троньема. „О, Мункгольмъ—Санктъ-Елена Даніи!“

А во дворцѣ попрежнему идутъ танцы, все блещетъ роскошью, играетъ музыка, носятся въ танцахъ благородные кавалеры и дамы.


— Вотъ правленіе Фредерика IV.

Взгляни на гордые корабли съ развѣвающимися флагами! Взгляни на взволнованное море! Оно можетъ повѣдать тебѣ о великихъ подвигахъ, о славѣ Даніи. Мы помнимъ славныя имена Сегестеда и Гюльденлёве! Помнимъ и Витфельда, взорвавшаго, ради спасенія датскаго флота, себя и свой корабль съ Данеброгомъ на воздухъ. Мы помнимъ морскія сраженія и героя, бросившагося на защиту Даніи съ норвежскихъ скалъ—Петра Торденскіольда. Имя его гремитъ надъ бурнымъ моремъ отъ берега до берега.

„Блеснула молнія сквозь тучи пыли,
Вздымавшейся съ напудренныхъ головъ,
Раскаты грома слабыхъ оглушили.
Портнишка кинулъ свой убогій кровъ,
Иглу, верстакъ и въ море смѣло прянулъ.
Въ немъ викинговъ воскресъ могучій духъ,
И на враговъ, какъ Божій громъ, онъ грянулъ!“[1]

А съ береговъ Гренландіи струится благоуханіе, какъ изъ страны Вифлеемской; тамъ распространяется свѣтъ евангельской истины миссіонеромъ Гансомъ Эгеде и его супругою.

Вотъ почему половина этой страницы золотая. Другая же половина ея траурная, пепельная съ черными крапинками, словно прожжена искрами. Эта означаетъ скорбь.

Въ Копенгагенѣ чума. Улицы пусты, двери домовъ заколочены; почти на всѣхъ бѣлые кресты,—значитъ, тамъ есть чумные больные; черный же крестъ означаетъ, что всѣ въ домѣ вымерли.

Безъ колокольнаго звона, ночью, выносятъ тѣла умершихъ. Вмѣстѣ съ трупами подбираютъ съ улицъ и полумертвыхъ. Съ грохотомъ разъѣзжаютъ тяжелыя телѣги, биткомъ набитыя тру-

  1. Стихотв. Карла Плоуга.
Тот же текст в современной орфографии

Мункгольм близ Троньема. «О, Мункгольм — Санкт-Елена Дании!»

А во дворце по-прежнему идут танцы, всё блещет роскошью, играет музыка, носятся в танцах благородные кавалеры и дамы.


— Вот правление Фредерика IV.

Взгляни на гордые корабли с развевающимися флагами! Взгляни на взволнованное море! Оно может поведать тебе о великих подвигах, о славе Дании. Мы помним славные имена Сегестеда и Гюльденлёве! Помним и Витфельда, взорвавшего, ради спасения датского флота, себя и свой корабль с Данеброгом на воздух. Мы помним морские сражения и героя, бросившегося на защиту Дании с норвежских скал — Петра Торденскиольда. Имя его гремит над бурным морем от берега до берега.

„Блеснула молния сквозь тучи пыли,
Вздымавшейся с напудренных голов,
Раскаты грома слабых оглушили.
Портнишка кинул свой убогий кров,
Иглу, верстак и в море смело прянул.
В нём викингов воскрес могучий дух,
И на врагов, как Божий гром, он грянул!“[1]

А с берегов Гренландии струится благоухание, как из страны Вифлеемской; там распространяется свет евангельской истины миссионером Гансом Эгеде и его супругою.

Вот почему половина этой страницы золотая. Другая же половина её траурная, пепельная с чёрными крапинками, словно прожжена искрами. Эта означает скорбь.

В Копенгагене чума. Улицы пусты, двери домов заколочены; почти на всех белые кресты, — значит, там есть чумные больные; чёрный же крест означает, что все в доме вымерли.

Без колокольного звона, ночью, выносят тела умерших. Вместе с трупами подбирают с улиц и полумёртвых. С грохотом разъезжают тяжёлые телеги, битком набитые тру-

  1. Стихотв. Карла Плоуга.