Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/371

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

нее-то какъ разъ и уставился кузнечикъ, а глаза его такъ и говорили: „Съѣлъ бы я тебя отъ пущей любви!“ А ужъ, извѣстно, дальше этого никакая любовь не можетъ идти: одинъ исчезаетъ въ другомъ! Но роза не имѣла ни малѣйшаго желанія исчезнуть въ этомъ прыгунѣ.

Звѣздною ночью запѣлъ соловей.

— Это онъ для меня поетъ!—сказала роза съ изъяномъ или съ отличіемъ.—И за что это меня во всемъ постоянно отличаютъ отъ другихъ сестеръ! Почему именно мнѣ выпало на долю это отличіе, благодаря которому я стала счастливѣйшею?

Тутъ въ садъ зашли два господина; они курили сигары и вели разговоръ о розахъ и табакѣ: правда-ли, что розы не переносятъ табачнаго дыма—зеленѣютъ? Надо было произвести опытъ. Но они пожалѣли красивѣйшія розы и взяли для опыта розу съ изъяномъ.

— Вотъ новое отличіе!—сказала она.—Я ужъ черезчуръ счастлива! Я счастливѣйшая изъ счастливѣйшихъ!

И она вся позеленѣла отъ этого сознанія и табачнаго дыма.

Одна изъ розъ, едва начавшая распускаться и, можетъ быть, самая прекрасная на всемъ кустѣ, заняла почетное мѣсто въ искусно подобранномъ садовникомъ букетѣ. Букетъ отнесли важному молодому господину, владѣльцу дома и сада, и тотъ повезъ его съ собою въ каретѣ. Роза сидѣла между другими цвѣтами и зеленью словно царица красоты. И вотъ, она очутилась на блестящемъ праздникѣ. Повсюду сидѣли разряженные мужчины и дамы, залитые свѣтомъ тысячъ лампъ. Музыка гремѣла, театръ утопалъ въ морѣ свѣта. При восторженныхъ крикахъ зрителей на сцену выпорхнула юная танцовщица—любимица публики, и къ ногамъ ея посыпался цѣлый дождь цвѣтовъ. Упалъ къ ея ногамъ и букетъ съ розой, сіявшей въ его серединѣ какъ драгоцѣнный камень. Роза чувствовала всю честь, все безмѣрное счастье, выпавшія ей на долю, но вотъ букетъ коснулся пола, стебелекъ ея переломился, она выскочила изъ букета и покатилась по полу. Не пришлось ей попасть въ руки виновницы торжества,—она откатилась за кулисы. Тамъ увидалъ ее машинистъ и поднялъ. Она была такъ хороша, такъ чудно пахла, но стебелька у нея не было! Онъ взялъ и положилъ ее прямо въ карманъ, а потомъ отнесъ домой. Тамъ роза очутилась въ рюмкѣ съ водою и пролежала въ ней всю ночь. Рано утромъ ее поставили на столъ передъ старою бабушкою, безпомощно


Тот же текст в современной орфографии

неё-то как раз и уставился кузнечик, а глаза его так и говорили: «Съел бы я тебя от пущей любви!» А уж, известно, дальше этого никакая любовь не может идти: один исчезает в другом! Но роза не имела ни малейшего желания исчезнуть в этом прыгуне.

Звёздною ночью запел соловей.

— Это он для меня поёт! — сказала роза с изъяном или с отличием. — И за что это меня во всём постоянно отличают от других сестёр! Почему именно мне выпало на долю это отличие, благодаря которому я стала счастливейшею?

Тут в сад зашли два господина; они курили сигары и вели разговор о розах и табаке: правда ли, что розы не переносят табачного дыма — зеленеют? Надо было произвести опыт. Но они пожалели красивейшие розы и взяли для опыта розу с изъяном.

— Вот новое отличие! — сказала она. — Я уж чересчур счастлива! Я счастливейшая из счастливейших!

И она вся позеленела от этого сознания и табачного дыма.

Одна из роз, едва начавшая распускаться и, может быть, самая прекрасная на всём кусте, заняла почётное место в искусно подобранном садовником букете. Букет отнесли важному молодому господину, владельцу дома и сада, и тот повёз его с собою в карете. Роза сидела между другими цветами и зеленью словно царица красоты. И вот, она очутилась на блестящем празднике. Повсюду сидели разряженные мужчины и дамы, залитые светом тысяч ламп. Музыка гремела, театр утопал в море света. При восторженных криках зрителей на сцену выпорхнула юная танцовщица — любимица публики, и к ногам её посыпался целый дождь цветов. Упал к её ногам и букет с розой, сиявшей в его середине как драгоценный камень. Роза чувствовала всю честь, всё безмерное счастье, выпавшие ей на долю, но вот букет коснулся пола, стебелёк её переломился, она выскочила из букета и покатилась по полу. Не пришлось ей попасть в руки виновницы торжества, — она откатилась за кулисы. Там увидал её машинист и поднял. Она была так хороша, так чудно пахла, но стебелька у неё не было! Он взял и положил её прямо в карман, а потом отнёс домой. Там роза очутилась в рюмке с водою и пролежала в ней всю ночь. Рано утром её поставили на стол перед старою бабушкою, беспомощно