Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/376

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Не возвращался сюда и старый священникъ: школьной кровли и кафедры его больше не существовало. Ребятишки тоже перестали приходить сюда, зато пришла осень, за нею зима, а тамъ и опять весна. Времена года смѣнялись, а Дріада все смотрѣла въ одну сторону—въ ту, гдѣ каждый вечеръ, каждую ночь стояло надъ Парижемъ сіяющее туманное облако. Изъ столицы и въ столицу мчались, свистя и пыхтя, паровозъ за паровозомъ, поѣздъ за поѣздомъ, мчались безпрерывно—и утромъ, и днемъ, и вечеромъ, день-деньской; въ одни входили, изъ другихъ выходили толпы людей, высланныхъ сюда всѣми странами міра; всѣхъ манило въ Парижъ новое чудо свѣта.

Какое же?

„На безплодномъ, песчаномъ Марсовомъ полѣ“—говорил одни—„распустился роскошный цвѣтокъ искусства и промышленности, гигантскій подсолнечникъ, и по лепесткамъ его можно изучить географію, статистику и всякую механику, искусства и поэзію, познать величину и величіе всѣхъ странъ свѣта!“ „На Марсовомъ полѣ“—говорили другіе—„выросъ сказочный цвѣтокъ, пестрый лотосъ, распустившій надъ пескомъ свои зеленые листья, словно бархатные ковры; распустился онъ раннею весною, лѣтомъ достигнетъ апогея своей красоты, а осенью вѣтеръ развѣетъ его лепестки, и отъ него не останется и слѣда!“

Передъ „Военнымъ Училищемъ“ разстилается боевая арена мирнаго времени, поле безъ травы, словно вырѣзанное изъ песчаной африканской пустыни, гдѣ Фата-Моргана показываетъ свои диковинные воздушные замки и висячіе сады. Такіе же замки и сады плѣняютъ нынѣ взоры и на Марсовомъ полѣ, только здѣсь они, пожалуй, еще богаче, еще диковиннѣе: благодаря генію человѣческой изобрѣтательности они стали дѣйствительностью!

„На Марсовомъ полѣ“—шелъ говоръ—„воздвигнутъ современный дворецъ Алладина, и день ото дня, часъ отъ часу развертываетъ взорамъ все новыя и новыя красоты. Стѣны обширныхъ покоевъ выложены мраморомъ, пестрѣютъ красками. Въ огромной круглой залѣ работаетъ своими стальными и желѣзными мускулами мастеръ „Безкровный“. Чудеса искусствъ изъ металла, изъ камня, художественно выполненныя ткани, говорятъ о духовной жизни различныхъ странъ міра. Картинныя галлереи, роскошные цвѣтники, все, что только могутъ создать умъ и руки человѣческія,—все собрано и выставлено здѣсь напоказъ, не забыты даже памят-


Тот же текст в современной орфографии


Не возвращался сюда и старый священник: школьной кровли и кафедры его больше не существовало. Ребятишки тоже перестали приходить сюда, зато пришла осень, за нею зима, а там и опять весна. Времена года сменялись, а Дриада всё смотрела в одну сторону — в ту, где каждый вечер, каждую ночь стояло над Парижем сияющее туманное облако. Из столицы и в столицу мчались, свистя и пыхтя, паровоз за паровозом, поезд за поездом, мчались беспрерывно — и утром, и днём, и вечером, день-деньской; в одни входили, из других выходили толпы людей, высланных сюда всеми странами мира; всех манило в Париж новое чудо света.

Какое же?

«На бесплодном, песчаном Марсовом поле» — говорил одни — «распустился роскошный цветок искусства и промышленности, гигантский подсолнечник, и по лепесткам его можно изучить географию, статистику и всякую механику, искусства и поэзию, познать величину и величие всех стран света!» «На Марсовом поле» — говорили другие — «вырос сказочный цветок, пёстрый лотос, распустивший над песком свои зелёные листья, словно бархатные ковры; распустился он раннею весною, летом достигнет апогея своей красоты, а осенью ветер развеет его лепестки, и от него не останется и следа!»

Перед «Военным Училищем» расстилается боевая арена мирного времени, поле без травы, словно вырезанное из песчаной африканской пустыни, где Фата-Моргана показывает свои диковинные воздушные замки и висячие сады. Такие же замки и сады пленяют ныне взоры и на Марсовом поле, только здесь они, пожалуй, ещё богаче, ещё диковиннее: благодаря гению человеческой изобретательности они стали действительностью!

«На Марсовом поле» — шёл говор — «воздвигнут современный дворец Алладина, и день ото дня, час от часу развёртывает взорам всё новые и новые красоты. Стены обширных покоев выложены мрамором, пестреют красками. В огромной круглой зале работает своими стальными и железными мускулами мастер «Бескровный». Чудеса искусств из металла, из камня, художественно выполненные ткани, говорят о духовной жизни различных стран мира. Картинные галереи, роскошные цветники, всё, что только могут создать ум и руки человеческие, — всё собрано и выставлено здесь напоказ, не забыты даже памят-