Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/384

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

плясать! И Дріада плясала, кружилась, порхала, мѣняя цвѣта и краски, какъ колибри подъ лучами солнца,—она, вѣдь, воспринимала отраженіе отъ каждаго дома и его внутренняго мірка. Она неслась впередъ, какъ сіяющій цвѣтокъ лотоса, оторванный отъ стебля и увлекаемый теченіемъ; стоило же ей пріостановиться—она принимала новый образъ. Кто могъ услѣдить за нею, разглядѣть ее?

Все проносилось мимо нея, какъ облачныя картины. Одно за другимъ мелькали передъ нею лица, но хоть бы одно знакомое, родное! А въ ея памяти ярко сіяла пара очей: она вспоминала Марію, бѣдняжку Марію, оборванную, веселую дѣвочку съ краснымъ цвѣткомъ въ черныхъ кудряхъ. Она, вѣдь, жила тутъ же, въ этомъ міровомъ городѣ, богатая, сіяющая, какъ тогда, когда проѣзжала мимо дома священника, мимо дерева Дріады и стараго дуба.

Она навѣрно здѣсь, среди этого оглушительнаго водоворота; можетъ быть, только что вышла вонъ изъ той роскошной коляски, остановившейся возлѣ ограды, передъ которою уже стоялъ цѣлый рядъ великолѣпныхъ экипажей съ кучерами въ галунахъ и лакеями въ шелковыхъ чулкахъ. Выходили изъ каретъ все однѣ разодѣтыя дамы, которыя затѣмъ проходили въ открытыя рѣшетчатыя ворота, подымались по высокой, широкой лѣстницѣ и вступали въ величественное зданіе съ бѣлыми, какъ мраморъ, колоннами. Не это-ли и есть чудо свѣта? Если да, то Марія навѣрно тамъ!

Извнутри зданія доносилось пѣніе: „Sancta Maria!“[1]; изъ подъ высокихъ росписанныхъ и вызолоченныхъ сводовъ, подъ которыми царствовалъ полумракъ, струился благоуханный дымъ ладона.

Это была церковь св. Магдалины. По блестящему каменному полу скользили знатныя свѣтскія дамы въ дорогихъ черныхъ платьяхъ, сшитыхъ по послѣдней модѣ. На серебряныхъ застежкахъ переплетенныхъ въ бархатъ молитвенниковъ красовались гербы, на раздушенныхъ тонкихъ носовыхъ платкахъ, обшитыхъ драгоцѣнными брюссельскими кружевами—тоже. Нѣкоторыя изъ дамъ преклоняли въ тихой молитвѣ колѣни передъ алтарями, другія направлялись къ исповѣдальнямъ.

Дріаду охватило не то волненіе, не то страхъ, словно она

  1. Пресвятая Дѣва Марія.
Тот же текст в современной орфографии

плясать! И Дриада плясала, кружилась, порхала, меняя цвета и краски, как колибри под лучами солнца, — она, ведь, воспринимала отражение от каждого дома и его внутреннего мирка. Она неслась вперёд, как сияющий цветок лотоса, оторванный от стебля и увлекаемый течением; стоило же ей приостановиться — она принимала новый образ. Кто мог уследить за нею, разглядеть её?

Всё проносилось мимо неё, как облачные картины. Одно за другим мелькали перед нею лица, но хоть бы одно знакомое, родное! А в её памяти ярко сияла пара очей: она вспоминала Марию, бедняжку Марию, оборванную, весёлую девочку с красным цветком в чёрных кудрях. Она, ведь, жила тут же, в этом мировом городе, богатая, сияющая, как тогда, когда проезжала мимо дома священника, мимо дерева Дриады и старого дуба.

Она наверно здесь, среди этого оглушительного водоворота; может быть, только что вышла вон из той роскошной коляски, остановившейся возле ограды, перед которою уже стоял целый ряд великолепных экипажей с кучерами в галунах и лакеями в шёлковых чулках. Выходили из карет всё одни разодетые дамы, которые затем проходили в открытые решётчатые ворота, подымались по высокой, широкой лестнице и вступали в величественное здание с белыми, как мрамор, колоннами. Не это ли и есть чудо света? Если да, то Мария наверно там!

Извнутри здания доносилось пение: «Sancta Maria[1]; из-под высоких расписанных и вызолоченных сводов, под которыми царствовал полумрак, струился благоуханный дым ладана.

Это была церковь св. Магдалины. По блестящему каменному полу скользили знатные светские дамы в дорогих чёрных платьях, сшитых по последней моде. На серебряных застёжках переплетённых в бархат молитвенников красовались гербы, на раздушенных тонких носовых платках, обшитых драгоценными брюссельскими кружевами — тоже. Некоторые из дам преклоняли в тихой молитве колени перед алтарями, другие направлялись к исповедальням.

Дриаду охватило не то волнение, не то страх, словно она

  1. Пресвятая Дева Мария.