Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/385

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

попала въ такое мѣсто, куда не смѣла входить. Здѣсь царствовала тишина, таинственный полумракъ, слышался лишь тихій шепотъ исповѣдавшихся.

Дріада увидѣла на себѣ такой же богатый нарядъ изъ шелка и кружевъ, такую же вуаль, въ какихъ были и всѣ другія дамы, представительницы роскоши и знати. Не были-ли и онѣ всѣ сестрами Дріады по охватывавшей ее страстной тоскѣ и жаждѣ наслажденій?

Послышался глубокій, скорбный вздохъ. Вырвался-ли онъ изъ укромнаго уголка исповѣдальни, или изъ груди самой Дріады? Она плотнѣе окутала лицо вуалью…

Нѣтъ, здѣсь ей приходится дышать кадильнымъ дымомъ, а не свѣжимъ воздухомъ,—не сюда влекли ее желанія! Дальше, дальше, впередъ, безъ конца, безъ отдыха! Муха-поденка не знаетъ отдыха, вся жизнь ея—одинъ полетъ, одно порханье!


Она опять очутилась на залитой газовыми лучами площади, у великолѣпнаго фонтана. „Но всѣ эти струи не въ силахъ смыть невинной крови, пролитой на этомъ мѣстѣ!“—произнесъ кто-то неподалеку отъ Дріады.

На площади собралась толпа иностранцевъ; шелъ громкій, живой разговоръ. Такъ не смѣли говорить тамъ, въ той таинственной полутемной обители, откуда только что вышла Дріада.

Вотъ приподняли и отвернули одну изъ огромныхъ плитъ тротуара. Дріада пришла въ недоумѣніе: она видѣла, что подъ плитою открывался спускъ въ какое-то подземелье. Но вотъ, иностранцы стали спускаться туда одинъ за другимъ, разставаясь съ звѣзднымъ небомъ, яркимъ, какъ солнце, пламенемъ газовыхъ рожковъ и кипящею вокругъ жизнью.

— Нѣтъ, я боюсь!—сказала одна изъ дамъ.—Я не рѣшаюсь спуститься туда! Да меня и не интересуютъ эти подземныя прелести! Оставайся и ты со мною!

— Какъ? Уѣхать домой, оставить Парижъ, не увидавъ самаго замѣчательнаго, настоящаго чуда нашего времени, созданнаго умомъ и волею одного человѣка?—сказалъ мужъ дамы.

— Ну, а я все-таки не спущусь!—повторила она.

„Чудо нашего времени!“ Дріада слышала эти слова и поняла ихъ по-своему. Такъ цѣль ея страстныхъ желаній—передъ нею!

Собственно говоря, передъ нею открывался спускъ въ глу-


Тот же текст в современной орфографии

попала в такое место, куда не смела входить. Здесь царствовала тишина, таинственный полумрак, слышался лишь тихий шёпот исповедавшихся.

Дриада увидела на себе такой же богатый наряд из шёлка и кружев, такую же вуаль, в каких были и все другие дамы, представительницы роскоши и знати. Не были ли и они все сёстрами Дриады по охватывавшей её страстной тоске и жажде наслаждений?

Послышался глубокий, скорбный вздох. Вырвался ли он из укромного уголка исповедальни, или из груди самой Дриады? Она плотнее окутала лицо вуалью…

Нет, здесь ей приходится дышать кадильным дымом, а не свежим воздухом, — не сюда влекли её желания! Дальше, дальше, вперёд, без конца, без отдыха! Муха-подёнка не знает отдыха, вся жизнь её — один полёт, одно порханье!


Она опять очутилась на залитой газовыми лучами площади, у великолепного фонтана. «Но все эти струи не в силах смыть невинной крови, пролитой на этом месте!» — произнёс кто-то неподалёку от Дриады.

На площади собралась толпа иностранцев; шёл громкий, живой разговор. Так не смели говорить там, в той таинственной полутёмной обители, откуда только что вышла Дриада.

Вот приподняли и отвернули одну из огромных плит тротуара. Дриада пришла в недоумение: она видела, что под плитою открывался спуск в какое-то подземелье. Но вот, иностранцы стали спускаться туда один за другим, расставаясь с звёздным небом, ярким, как солнце, пламенем газовых рожков и кипящею вокруг жизнью.

— Нет, я боюсь! — сказала одна из дам. — Я не решаюсь спуститься туда! Да меня и не интересуют эти подземные прелести! Оставайся и ты со мною!

— Как? Уехать домой, оставить Париж, не увидав самого замечательного, настоящего чуда нашего времени, созданного умом и волею одного человека? — сказал муж дамы.

— Ну, а я всё-таки не спущусь! — повторила она.

«Чудо нашего времени!» Дриада слышала эти слова и поняла их по-своему. Так цель её страстных желаний — перед нею!

Собственно говоря, перед нею открывался спуск в глу-