Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/414

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

присылаетъ на землю Господь Богъ, что Онъ кладетъ ихъ прямо къ груди матери, что это можетъ случиться и въ богатомъ за́мкѣ, въ уютной комнатѣ, и въ чистомъ полѣ, на холодѣ и вѣтрѣ,—это знаетъ всякій. Но вотъ, что знаетъ не всякій, а между тѣмъ это вѣрнѣе вѣрнаго: Господь Богъ, ниспосылая на землю ребенка, ниспосылаетъ вмѣстѣ съ нимъ и его счастье. Только счастье это не кладется на виду, рядомъ съ ребенкомъ, а прячется обыкновенно въ какомъ-нибудь такомъ мѣстечкѣ, гдѣ меньше всего ожидаютъ найти его. Найтись же оно всегда рано или поздно найдется, и это лучше всего! Оно можетъ скрываться въ яблокѣ, какъ, напримѣръ, счастье одного великаго ученаго, по имени Ньютона. Яблоко шлепнулось передъ нимъ на землю, и онъ нашелъ въ немъ свое счастье. Если ты не знаешь этой исторіи, то попроси разсказать тебѣ ее того, кто знаетъ, я же хочу разсказать другую исторію—о грушѣ.

Жилъ-былъ бѣднякъ; онъ и родился, и выросъ въ нуждѣ, и въ приданое за женою взялъ нужду. По ремеслу же онъ былъ токарь и точилъ главнымъ образомъ ручки, да колечки для зонтиковъ, но работа эта только-только позволяла ему перебиваться съ семьей.

„Нѣтъ мнѣ счастья!“ говаривалъ онъ.

Исторія эта настоящая быль; я могъ бы даже назвать и страну и мѣстность, гдѣ жилъ нашъ токарь, но не все-ли равно?

Первымъ и главнымъ украшеніемъ его садика служила красная, кислая рябина, но росло въ саду и одно грушевое дерево, да только безъ плодовъ. И все же счастье токаря скрывалось какъ-разъ въ этомъ деревѣ, въ его невидимыхъ грушахъ!

Разъ ночью поднялась сильная буря; въ газетахъ писали даже, что вѣтеръ подхватилъ большой диллижансъ и швырнулъ его о̀-земь, какъ щепку. Не мудрено, что такимъ вѣтромъ обломило и сукъ у грушеваго дерева.

Сукъ принесли въ мастерскую, и токарь, ради шутки, выточилъ изъ него большую грушу, потомъ поменьше, еще меньше и, наконецъ, нѣсколько совсѣмъ крохотныхъ.

— Пора было дереву принести груши!—сказалъ онъ, шутя, и роздалъ груши дѣтямъ,—пусть играютъ!

Къ числу вещей необходимыхъ въ сырыхъ, дождливыхъ странахъ относится, конечно, зонтикъ, но вся семья токаря обходилась однимъ зонтикомъ. Въ сильный вѣтеръ зонтикъ выворачивало на изнанку, иногда даже ломало, но токарь сей-


Тот же текст в современной орфографии

присылает на землю Господь Бог, что Он кладёт их прямо к груди матери, что это может случиться и в богатом за́мке, в уютной комнате, и в чистом поле, на холоде и ветре, — это знает всякий. Но вот, что знает не всякий, а между тем это вернее верного: Господь Бог, ниспосылая на землю ребёнка, ниспосылает вместе с ним и его счастье. Только счастье это не кладётся на виду, рядом с ребёнком, а прячется обыкновенно в каком-нибудь таком местечке, где меньше всего ожидают найти его. Найтись же оно всегда рано или поздно найдётся, и это лучше всего! Оно может скрываться в яблоке, как, например, счастье одного великого учёного, по имени Ньютона. Яблоко шлёпнулось перед ним на землю, и он нашёл в нём своё счастье. Если ты не знаешь этой истории, то попроси рассказать тебе её того, кто знает, я же хочу рассказать другую историю — о груше.

Жил-был бедняк; он и родился, и вырос в нужде, и в приданое за женою взял нужду. По ремеслу же он был токарь и точил главным образом ручки, да колечки для зонтиков, но работа эта только-только позволяла ему перебиваться с семьёй.

«Нет мне счастья!» говаривал он.

История эта настоящая быль; я мог бы даже назвать и страну и местность, где жил наш токарь, но не всё ли равно?

Первым и главным украшением его садика служила красная, кислая рябина, но росло в саду и одно грушевое дерево, да только без плодов. И всё же счастье токаря скрывалось как раз в этом дереве, в его невидимых грушах!

Раз ночью поднялась сильная буря; в газетах писали даже, что ветер подхватил большой дилижанс и швырнул его о́земь, как щепку. Не мудрено, что таким ветром обломило и сук у грушевого дерева.

Сук принесли в мастерскую, и токарь, ради шутки, выточил из него большую грушу, потом поменьше, ещё меньше и, наконец, несколько совсем крохотных.

— Пора было дереву принести груши! — сказал он, шутя, и раздал груши детям, — пусть играют!

К числу вещей необходимых в сырых, дождливых странах относится, конечно, зонтик, но вся семья токаря обходилась одним зонтиком. В сильный ветер зонтик выворачивало наизнанку, иногда даже ломало, но токарь сей-