Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/423

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

золотыя шпоры, смѣнять бочку золота на дворянскій щитъ. Я самъ сверкалъ на этомъ щитѣ!—прибавилъ солнечный лучъ.

— Пролеталъ лебедь и надъ зеленымъ лугомъ; въ тѣни стараго одинокаго дерева лежалъ пастушокъ, семилѣтній мальчуганъ, и посматривалъ на своихъ овецъ. Лебедь поцѣловалъ на лету одинъ изъ листьевъ дерева, листъ упалъ въ руку пастушка, и изъ одного листка сдѣлалось три, десять, цѣлая книжка! Мальчикъ читалъ въ ней о чудесахъ природы, о родномъ языкѣ, о вѣрѣ и знаніи, а ложась спать, пряталъ ее себѣ подъ голову, чтобы не позабыть прочитаннаго. И вотъ, книжка та привела его сначала на школьную скамью, а затѣмъ и на каѳедру науки. Я прочелъ его имя среди именъ ученыхъ!—добавилъ солнечный лучъ.

— Лебедь полетѣлъ въ чащу лѣса и спустился отдохнуть на тихое, темное лѣсное озеро, поросшее кувшинками; на берегу росли тростникъ, лѣсныя яблони, а въ ихъ вѣтвяхъ куковала кукушка, ворковали лѣсные голуби.

Бѣдная женщина собирала здѣсь хворостъ; на спинѣ у нея была цѣлая вязанка, у груди же лежалъ маленькій ребенокъ. Она увидала золотого лебедя, лебедя счастья, который вылетѣлъ изъ тростника. Но что же такое блестѣло тамъ? Золотое яйцо! Женщина положила его за пазуху, и яйцо согрѣлось, въ немъ зашевелилось живое существо. Оно уже стучало носикомъ въ скорлупку, а женщина-то думала, что это бьется ея собственное сердце.

Придя домой, въ свою бѣдную хижину, она вынула золотое яйцо. „Тикъ-тикъ!“ слышалось изъ него, точно яйцо было золотыми часами, но это было настоящее яйцо, и въ немъ билась жизнь. Вотъ скорлупка треснула, и изъ яйца высунулъ головку маленькій лебедь, покрытый золотымъ пушкомъ. На шейкѣ у него было четыре золотыхъ кольца, и такъ какъ у женщины было еще трое сыновей, кромѣ того, который былъ съ нею въ лѣсу, то она сразу догадалась, что кольца эти предназначались ея дѣтямъ. Только что она сняла кольца—золотой птенецъ улетѣлъ.

Женщина перецѣловала кольца, дала каждому ребенку поцѣловать свое кольцо, приложила ихъ къ сердцу каждаго и затѣмъ надѣла на пальчики дѣтей.

— Я видѣлъ все это!—прибавилъ солнечный лучъ.—Видѣлъ и то, что изъ этого вышло.

Одинъ изъ мальчиковъ копался въ глинѣ, взялъ комокъ глины,


Тот же текст в современной орфографии

золотые шпоры, сменять бочку золота на дворянский щит. Я сам сверкал на этом щите! — прибавил солнечный луч.

— Пролетал лебедь и над зелёным лугом; в тени старого одинокого дерева лежал пастушок, семилетний мальчуган, и посматривал на своих овец. Лебедь поцеловал на лету один из листьев дерева, лист упал в руку пастушка, и из одного листка сделалось три, десять, целая книжка! Мальчик читал в ней о чудесах природы, о родном языке, о вере и знании, а ложась спать, прятал её себе под голову, чтобы не позабыть прочитанного. И вот, книжка та привела его сначала на школьную скамью, а затем и на кафедру науки. Я прочёл его имя среди имён учёных! — добавил солнечный луч.

— Лебедь полетел в чащу леса и спустился отдохнуть на тихое, тёмное лесное озеро, поросшее кувшинками; на берегу росли тростник, лесные яблони, а в их ветвях куковала кукушка, ворковали лесные голуби.

Бедная женщина собирала здесь хворост; на спине у неё была целая вязанка, у груди же лежал маленький ребёнок. Она увидала золотого лебедя, лебедя счастья, который вылетел из тростника. Но что же такое блестело там? Золотое яйцо! Женщина положила его за пазуху, и яйцо согрелось, в нём зашевелилось живое существо. Оно уже стучало носиком в скорлупку, а женщина-то думала, что это бьётся её собственное сердце.

Придя домой, в свою бедную хижину, она вынула золотое яйцо. «Тик-тик!» слышалось из него, точно яйцо было золотыми часами, но это было настоящее яйцо, и в нём билась жизнь. Вот скорлупка треснула, и из яйца высунул головку маленький лебедь, покрытый золотым пушком. На шейке у него было четыре золотых кольца, и так как у женщины было ещё трое сыновей, кроме того, который был с нею в лесу, то она сразу догадалась, что кольца эти предназначались её детям. Только что она сняла кольца — золотой птенец улетел.

Женщина перецеловала кольца, дала каждому ребёнку поцеловать своё кольцо, приложила их к сердцу каждого и затем надела на пальчики детей.

— Я видел всё это! — прибавил солнечный луч. — Видел и то, что из этого вышло.

Один из мальчиков копался в глине, взял комок глины,