Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/456

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

безъ слѣда! Это ужъ былъ ея фокусъ! Она такъ и не вернулась къ нему больше; женѣ наскучила эта жизнь, а мужъ сталъ такъ скучать по женѣ, что утратилъ свой веселый нравъ, не могъ больше шутить и паясничать, и публика перестала ходить на его представленія. Заработки стали плохіе, платье износилось; подъ конецъ изъ всего имущества осталась у профессора одна большая блоха,—память о женѣ; немудрено, что онъ души не чаялъ въ этой блохѣ! Онъ выдрессировалъ ее и обучилъ разнымъ штукамъ: дѣлать на караулъ ружьемъ и стрѣлять изъ пушки—конечно изъ маленькой.

Профессоръ гордился своею блохою, а она гордилась собою: она, вѣдь, обучилась кое-чему, въ ней текла человѣчья кровь, и, кромѣ того, она побывала въ разныхъ городахъ, показывала свои фокусы передъ принцами и принцессами и удостаивалась ихъ высокаго одобренія. Объ этомъ говорилось и въ газетахъ, и въ афишахъ. Блоха сознавала себя знаменитостью, знала, что въ состояніи прокормить не только своего профессора, но хоть цѣлую семью.

Она была горда, знаменита, но увы! путешествуя со своимъ профессоромъ по желѣзнымъ дорогамъ, всегда занимала мѣсто въ четвертомъ классѣ! Что-жъ, и въ четвертомъ ѣдешь, вѣдь, не тише, чѣмъ въ первомъ! Блоха и профессоръ вступили другъ съ другомъ въ крѣпкій, хотя и молчаливый союзъ, дали другъ другу молчаливый обѣтъ никогда не разлучаться, никогда не жениться. Блоха рѣшила остаться въ дѣвицахъ, профессоръ—вдовцомъ. Одно стоило другого.

— Туда, гдѣ произвелъ наибольшій фуроръ, нельзя заглядывать второй разъ!—говаривалъ профессоръ; онъ зналъ людей, а это, вѣдь, тоже кое-что значитъ.

Но вотъ, наконецъ, онъ побывалъ во всѣхъ странахъ, кромѣ страны дикарей, и рѣшилъ отправиться туда. Правда, онъ зналъ, что дикари поѣдаютъ христіанъ, но самъ онъ былъ не настоящій христіанинъ, а блоха не настоящій человѣкъ, такъ онъ и порѣшилъ, что они могутъ отважиться на такое путешествіе и даже заработать тамъ хорошія денежки.

Часть пути они сдѣлали на пароходѣ, часть на парусномъ суднѣ; блоха продѣлывала свои штуки, и такимъ образомъ дорога окупилась. Наконецъ, они прибыли въ страну дикарей.

Страною правила маленькая принцесса; ей было всего восемь лѣтъ, но она уже правила. Принцесса просто-на-просто отняла


Тот же текст в современной орфографии

без следа! Это уж был её фокус! Она так и не вернулась к нему больше; жене наскучила эта жизнь, а муж стал так скучать по жене, что утратил свой весёлый нрав, не мог больше шутить и паясничать, и публика перестала ходить на его представления. Заработки стали плохие, платье износилось; под конец из всего имущества осталась у профессора одна большая блоха, — память о жене; немудрено, что он души не чаял в этой блохе! Он выдрессировал её и обучил разным штукам: делать на караул ружьём и стрелять из пушки — конечно из маленькой.

Профессор гордился своею блохою, а она гордилась собою: она, ведь, обучилась кое-чему, в ней текла человечья кровь, и, кроме того, она побывала в разных городах, показывала свои фокусы перед принцами и принцессами и удостаивалась их высокого одобрения. Об этом говорилось и в газетах, и в афишах. Блоха сознавала себя знаменитостью, знала, что в состоянии прокормить не только своего профессора, но хоть целую семью.

Она была горда, знаменита, но увы! путешествуя со своим профессором по железным дорогам, всегда занимала место в четвёртом классе! Что ж, и в четвёртом едешь, ведь, не тише, чем в первом! Блоха и профессор вступили друг с другом в крепкий, хотя и молчаливый союз, дали друг другу молчаливый обет никогда не разлучаться, никогда не жениться. Блоха решила остаться в девицах, профессор — вдовцом. Одно стоило другого.

— Туда, где произвёл наибольший фурор, нельзя заглядывать второй раз! — говаривал профессор; он знал людей, а это, ведь, тоже кое-что значит.

Но вот, наконец, он побывал во всех странах, кроме страны дикарей, и решил отправиться туда. Правда, он знал, что дикари поедают христиан, но сам он был не настоящий христианин, а блоха не настоящий человек, так он и порешил, что они могут отважиться на такое путешествие и даже заработать там хорошие денежки.

Часть пути они сделали на пароходе, часть на парусном судне; блоха проделывала свои штуки, и таким образом дорога окупилась. Наконец, они прибыли в страну дикарей.

Страною правила маленькая принцесса; ей было всего восемь лет, но она уже правила. Принцесса просто-напросто отняла