Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/510

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


«Напишите», сказалъ мнѣ однажды поэтъ Тиле: «сказку о флейтѣ, которая, играя, все ставитъ на свое мѣсто!»

Слова эти дали мнѣ идею, и вышла упомянутая сказка. Въ сказкѣ «Подъ ивою» вложено кое-что изъ пережитого.

Когда первыя изданія этихъ выпусковъ были распроданы, гг. Рейцель и Лоркъ рѣшили сообща издать иллюстрированное собраніе исторій по образцу предыдущаго собранія сказокъ. Рисунки изготовилъ В. Педерсенъ, и новое изданіе вышло въ 1855 г. Въ него, кромѣ поименованныхъ, вошли еще нѣсколько совсѣмъ новыхъ сказокъ и кромѣ того всѣ появившіяся въ различное время въ «Народномъ датскомъ календарѣ». Вотъ ихъ перечень: «Есть же разница!», «Пять изъ одного стручка», «Отпрыскъ райскаго растенія», «Старая могильная плита», «Иванушка-дурачокъ», «Изъ окна богадѣльни», «Ибъ и Христиночка», «Послѣдняя жемчужина», «Пропащая», «Двѣ дѣвицы», «На краю моря» и «Свинья-копилка».

Сказка «Есть же разница!» сложилась у меня во время посѣщенія Христинелунда, что близъ Прэсте. У канавы росла цвѣтущая яблонька, живое изображеніе самой весны. Деревцо это такъ крѣпко засѣло у меня въ головѣ, что я никакъ не могъ отдѣлаться отъ него, пока не пересадилъ его въ сказку.

Сказка «Пять изъ одного стручка» выросла изъ воспоминанія дѣтства: небольшой деревянный ящикъ съ землею, въ которомъ былъ посѣянъ лукъ и горохъ, служилъ тогда моимъ единственнымъ садикомъ.

«Старая могильная плита» является настоящею мозаикою воспоминаній. Первая идея этой сказки возникла у меня въ Свендборгѣ. Мнѣ часто приходила на память старая могильная плита, служившая ступенью лѣстницы передъ дверями стараго дома Коллина на Бредгадэ. А «натурой» для стараго Пребена, разсказывавшаго въ день смерти жены о своей и ея юности, о ихъ помолвкѣ и помолодѣвшаго отъ этихъ воспоминаній, послужилъ старикъ отецъ композитора Гартмана, разсказывавшій о смерти старушки жены. Самый разсказъ былъ сначала напечатанъ по-нѣмецки въ одномъ баварскомъ календарѣ.

«Иванушка-дурачокъ»—вольный пересказъ старой датской народной сказки и стоитъ какъ-то особнякомъ въ ряду остальныхъ оригинальныхъ сказокъ.

«Пропащая»—выросла собственно изъ нѣсколькихъ словъ, слышанныхъ мною въ дѣтствѣ отъ матери. Я увидѣлъ однажды на улицѣ мальчика, спѣшившаго съ бутылкою водки къ рѣкѣ, гдѣ полоскала бѣлье его мать, и услыхалъ при этомъ, какъ одна, извѣстная своею строгостью, барыня кричала ему изъ окна: «Ты опять тащишься къ


Тот же текст в современной орфографии


«Напишите», сказал мне однажды поэт Тиле: «сказку о флейте, которая, играя, всё ставит на своё место!»

Слова эти дали мне идею, и вышла упомянутая сказка. В сказке «Под ивою» вложено кое-что из пережитого.

Когда первые издания этих выпусков были распроданы, гг. Рейцель и Лорк решили сообща издать иллюстрированное собрание историй по образцу предыдущего собрания сказок. Рисунки изготовил В. Педерсен, и новое издание вышло в 1855 г. В него, кроме поименованных, вошли ещё несколько совсем новых сказок и кроме того все появившиеся в различное время в «Народном датском календаре». Вот их перечень: «Есть же разница!», «Пять из одного стручка», «Отпрыск райского растения», «Старая могильная плита», «Иванушка-дурачок», «Из окна богадельни», «Иб и Христиночка», «Последняя жемчужина», «Пропащая», «Две девицы», «На краю моря» и «Свинья-копилка».

Сказка «Есть же разница!» сложилась у меня во время посещения Христинелунда, что близ Прэсте. У канавы росла цветущая яблонька, живое изображение самой весны. Деревцо это так крепко засело у меня в голове, что я никак не мог отделаться от него, пока не пересадил его в сказку.

Сказка «Пять из одного стручка» выросла из воспоминания детства: небольшой деревянный ящик с землёю, в котором был посеян лук и горох, служил тогда моим единственным садиком.

«Старая могильная плита» является настоящею мозаикою воспоминаний. Первая идея этой сказки возникла у меня в Свендборге. Мне часто приходила на память старая могильная плита, служившая ступенью лестницы перед дверями старого дома Коллина на Бредгадэ. А «натурой» для старого Пребена, рассказывавшего в день смерти жены о своей и её юности, о их помолвке и помолодевшего от этих воспоминаний, послужил старик отец композитора Гартмана, рассказывавший о смерти старушки жены. Самый рассказ был сначала напечатан по-немецки в одном баварском календаре.

«Иванушка-дурачок» — вольный пересказ старой датской народной сказки и стоит как-то особняком в ряду остальных оригинальных сказок.

«Пропащая» — выросла собственно из нескольких слов, слышанных мною в детстве от матери. Я увидел однажды на улице мальчика, спешившего с бутылкою водки к реке, где полоскала бельё его мать, и услыхал при этом, как одна, известная своею строгостью, барыня кричала ему из окна: «Ты опять тащишься к