Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/516

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

когда не былъ на насыпи,—онъ знаетъ это, такъ какъ самъ ѣздилъ со мною по окрестностямъ! Многихъ, кажется, очень позабавило такое утвержденіе, будто я описываю то, чего не видалъ самъ, но меня нисколько. И вотъ, однажды я встрѣчаю въ Копенгагенѣ того самаго господина и спрашиваю его: «А вы помните еще нашу поѣздку?» «Какъ же», отвѣтилъ онъ «мы, вѣдь, проѣзжали внизу, мимо церкви, когда ѣхали въ Старый Скагенъ!» «Проѣхали мимо вы», говорю я ему: «но какъ же вы не помните, что я слѣзалъ съ телѣги и пѣшкомъ взбирался на верхъ». И я подробно описалъ ему все, что видѣлъ тамъ примѣчательнаго. «Все это точь-въ-точь такъ!»—сказалъ онъ: «И въ такомъ случаѣ вы, конечно, побывали тамъ; я просто позабылъ объ этомъ!» Я напомнилъ ему также о томъ мѣстѣ, гдѣ я догналъ его и поѣхалъ съ нимъ дальше. «Помню, помню!» сказалъ онъ на это: «Да самъ-то я не взбирался наверхъ, ну, думалъ, что и вы тоже не взбирались!» Я сообщаю этотъ маленькій фактъ ради самого факта, а то, пожалуй, послѣ моей смерти кто-нибудь, услыхавъ эту исторію, изъ собственныхъ устъ моего «проводника», повѣритъ, что я описываю то, чего самъ не видалъ никогда.

Изъ разговоровъ съ мѣстными крестьянами и рыбаками я вынесъ много характерныхъ свѣдѣній, которыми также воспользовался въ своемъ разсказѣ; но какъ-разъ относительно одной изъ такихъ характерныхъ подробностей я и получилъ отъ одного рецензента дружескій совѣтъ—«пользоваться для подобныхъ описаній указаніями мѣстныхъ жителей». А я какъ разъ это и сдѣлалъ!

«На дюнахъ» доставила мнѣ сердечное спасибо и близкое знакомство поэта Паллюдана-Мюллера, которыми я настолько дорожу, что и упоминаю о нихъ здѣсь.

«Два брата»—фантастическая виньетка къ жизни братьевъ Эрстедъ.

«Старый колоколъ» написанъ по приглашенію внести свою лепту въ «Альбомъ Шиллера». Я захотѣлъ ввести въ эту сказку датскій элементъ, и кто прочтетъ ее, увидитъ, удалось-ли мнѣ это.

Весною 1861 года вышли «Новыя сказки и исторіи». Въ этотъ выпускъ, посвященный министру народнаго просвѣщенія Д. Г. Монраду вошли: «Двѣнадцать пассажировъ», «Навозный жукъ», «Ужъ что старикъ сдѣлаетъ, то и ладно!», «Камень мудрецовъ», «Снѣгуръ», «На утиномъ дворѣ» и «Муза новаго вѣка».

Въ одномъ изъ нумеровъ журнала «Household words» Чарльзъ Диккенсъ помѣстилъ нѣкоторыя изъ арабскихъ пословицъ и поговорокъ; изъ нихъ онъ особенно отмѣтилъ слѣдующую: «Даютъ золотыя подковы царской лошади, а навозный жукъ тоже протягиваетъ ножки!», «Мы


Тот же текст в современной орфографии

когда не был на насыпи, — он знает это, так как сам ездил со мною по окрестностям! Многих, кажется, очень позабавило такое утверждение, будто я описываю то, чего не видал сам, но меня нисколько. И вот, однажды я встречаю в Копенгагене того самого господина и спрашиваю его: «А вы помните ещё нашу поездку?» «Как же», ответил он «мы, ведь, проезжали внизу, мимо церкви, когда ехали в Старый Скаген!» «Проехали мимо вы», говорю я ему: «но как же вы не помните, что я слезал с телеги и пешком взбирался наверх». И я подробно описал ему всё, что видел там примечательного. «Всё это точь-в-точь так!» — сказал он: «И в таком случае вы, конечно, побывали там; я просто позабыл об этом!» Я напомнил ему также о том месте, где я догнал его и поехал с ним дальше. «Помню, помню!» сказал он на это: «Да сам-то я не взбирался наверх, ну, думал, что и вы тоже не взбирались!» Я сообщаю этот маленький факт ради самого факта, а то, пожалуй, после моей смерти кто-нибудь, услыхав эту историю, из собственных уст моего «проводника», поверит, что я описываю то, чего сам не видал никогда.

Из разговоров с местными крестьянами и рыбаками я вынес много характерных сведений, которыми также воспользовался в своём рассказе; но как раз относительно одной из таких характерных подробностей я и получил от одного рецензента дружеский совет — «пользоваться для подобных описаний указаниями местных жителей». А я как раз это и сделал!

«На дюнах» доставила мне сердечное спасибо и близкое знакомство поэта Паллюдана-Мюллера, которыми я настолько дорожу, что и упоминаю о них здесь.

«Два брата» — фантастическая виньетка к жизни братьев Эрстед.

«Старый колокол» написан по приглашению внести свою лепту в «Альбом Шиллера». Я захотел ввести в эту сказку датский элемент, и кто прочтет её, увидит, удалось ли мне это.

Весною 1861 года вышли «Новые сказки и истории». В этот выпуск, посвящённый министру народного просвещения Д. Г. Монраду вошли: «Двенадцать пассажиров», «Навозный жук», «Уж что старик сделает, то и ладно!», «Камень мудрецов», «Снегур», «На утином дворе» и «Муза нового века».

В одном из нумеров журнала «Household words» Чарльз Диккенс поместил некоторые из арабских пословиц и поговорок; из них он особенно отметил следующую: «Дают золотые подковы царской лошади, а навозный жук тоже протягивает ножки!», «Мы