Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/521

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

въ него мощныя каменныя глыбы, еще съ незапамятныхъ временъ занесенныя на мель, на которой затѣмъ воздвигся Акселевъ домъ, а въ наше время послужившія основаніемъ для зданія—хранилища образовъ красоты, изваянныхъ изъ мрамора Торвальдсеномъ. Долго я трудился надъ разработкой этой идеи, но она ужъ черезчуръ разрослась; да если бы даже я и довелъ ее до конца, то все равно ее нельзя было бы поставить на небольшой сценѣ «Казино» и при наличныхъ силахъ труппы этого театра. Вслѣдствіе этого я отказался отъ своей первоначальной мысли, но воспользовался затѣмъ самою идеей для альбома-тетрадки, въ которую я вклеивалъ рисунки, собранные и вырѣзанные отовсюду. Рисунки эти я связалъ краткими разсказцами, и вышла связная исторія «Житье-бытье Копенгагена или Ворвань и Газъ». Гораздо позже исторія эта была напечатана въ «Illustreret Tidende», разумѣется, безъ моихъ рисунковъ и въ сокращенномъ видѣ. Впослѣдствіи же она перешла въ «Путевые очерки и наброски перомъ» («Собраніе Сочиненій, 28-й томъ»), но критика нашла, что мѣсто ея скорѣе между сказками и исторіями. Вотъ почему она и помѣщена въ данномъ собраніи сказокъ.

Сказка «Тряпье» написана гораздо раньше «Альбома крестнаго». Въ то время норвежская литература еще не отличалась тою свѣжестью, значеніемъ и разнообразіемъ, какъ теперь. Мункъ только-что началъ писать; Бьёрнсона, Ибсена, Іонаса Ліе, Магдалены Торесенъ и др. еще не знали, но норвежцы уже начали сильно прохаживаться на счетъ датскихъ писателей, не пощадили даже и Эленшлегера. Меня это взорвало, и мнѣ захотѣлось тоже сказать свое слово, отщелкать норвежцевъ въ какой-нибудь маленькой сказкѣ. Я и написалъ ее въ слѣдующее же лѣто во время продолжительнаго пребыванія въ Силькеборгѣ, гдѣ я гостилъ у бумажнаго фабриканта Михаэля Древсена. Тамъ я ежедневно видѣлъ передъ фабрикою огромныя кучи тряпья, собраннаго отовсюду. Сказку нашли забавною, но самъ я находилъ въ ней больше пчелинаго яда, чѣмъ меда поэзіи, и отложилъ ее въ сторону. Много лѣтъ спустя, когда сатира—если таковая есть въ сказкѣ—уже утратила силу современности, я опять взялся за нее и отнесся къ обѣимъ тряпкамъ одинаково доброжелательно и юмористично. Какъ датскіе, такъ и норвежскіе друзья мои посовѣтовали мнѣ напечатать эту сказку, и я помѣстилъ ее въ «Народномъ календарѣ» 1869 г.

Сказка «Вэнъ и Глэнъ» возникла изъ импровизированнаго мною тоста за обѣдомъ въ Гольстейнборгѣ, гдѣ собрались копенгагенскіе инженеры обсудить проектъ соединенія Глэна съ Зеландіей.

Въ 1868 г. вышла отдѣльнымъ выпускомъ сказка «Дріада». Вес-


Тот же текст в современной орфографии

в него мощные каменные глыбы, ещё с незапамятных времён занесённые на мель, на которой затем воздвигся Акселев дом, а в наше время послужившие основанием для здания — хранилища образов красоты, изваянных из мрамора Торвальдсеном. Долго я трудился над разработкой этой идеи, но она уж чересчур разрослась; да если бы даже я и довёл её до конца, то всё равно её нельзя было бы поставить на небольшой сцене «Казино» и при наличных силах труппы этого театра. Вследствие этого я отказался от своей первоначальной мысли, но воспользовался затем самою идеей для альбома-тетрадки, в которую я вклеивал рисунки, собранные и вырезанные отовсюду. Рисунки эти я связал краткими рассказцами, и вышла связная история «Житье-бытье Копенгагена или Ворвань и Газ». Гораздо позже история эта была напечатана в «Illustreret Tidende», разумеется, без моих рисунков и в сокращенном виде. Впоследствии же она перешла в «Путевые очерки и наброски пером» («Собрание Сочинений, 28-й том»), но критика нашла, что место её скорее между сказками и историями. Вот почему она и помещена в данном собрании сказок.

Сказка «Тряпье» написана гораздо раньше «Альбома крестного». В то время норвежская литература ещё не отличалась тою свежестью, значением и разнообразием, как теперь. Мунк только что начал писать; Бьёрнсона, Ибсена, Ионаса Лие, Магдалены Торесен и др. ещё не знали, но норвежцы уже начали сильно прохаживаться насчёт датских писателей, не пощадили даже и Эленшлегера. Меня это взорвало, и мне захотелось тоже сказать своё слово, отщёлкать норвежцев в какой-нибудь маленькой сказке. Я и написал её в следующее же лето во время продолжительного пребывания в Силькеборге, где я гостил у бумажного фабриканта Михаэля Древсена. Там я ежедневно видел перед фабрикою огромные кучи тряпья, собранного отовсюду. Сказку нашли забавною, но сам я находил в ней больше пчелиного яда, чем мёда поэзии, и отложил её в сторону. Много лет спустя, когда сатира — если таковая есть в сказке — уже утратила силу современности, я опять взялся за неё и отнесся к обеим тряпкам одинаково доброжелательно и юмористично. Как датские, так и норвежские друзья мои посоветовали мне напечатать эту сказку, и я поместил её в «Народном календаре» 1869 г.

Сказка «Вэн и Глэн» возникла из импровизированного мною тоста за обедом в Гольстейнборге, где собрались копенгагенские инженеры обсудить проект соединения Глэна с Зеландией.

В 1868 г. вышла отдельным выпуском сказка «Дриада». Вес-