Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/523

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

нѣкогда знатной дѣвицы Маріи Груббе. Тутъ былъ богатый матеріалъ для поэтическаго произведенія; въ «Датскомъ атласѣ» и въ «Народныхъ сказаніяхъ» Тиле я нашелъ еще нѣкоторыя свѣдѣнія и написалъ исторію: «Предки птичницы Греты»[1].

Идею для сказки «Доля репейника» подалъ мнѣ видѣнный мною въ полѣ, близь Баснэса, великолѣпный экземпляръ этого растенія, который мнѣ захотѣлось пересадить въ сказку.

Въ сказкѣ «Что можно придумать» найдется не мало намековъ на современную дѣйствительность.

Къ Рождеству 1871 г. вышли: «Новыя сказки и исторіи», посвященныя моимъ издателямъ, братьямъ Теодору и Карлу Рейцель. Вотъ перечень ихъ: «И въ щепкѣ порою скрывается счастье», «Комета», «Дни недѣли», «Исторіи солнечнаго луча», «Прадѣдушка», «Кто же счастливѣйшая?», «Свѣчи», «Самое невѣроятное», «Что сказала вся семья», «Пляши, куколка, пляши!», «Спроси тетку съ Амагера»[2], «Большой морской змѣй», «Садовникъ и господа».

Всѣ эти сказки и исторіи написаны въ послѣдній годъ, и двѣнадцать первыхъ уже были прежде напечатаны въ различныхъ газетахъ и повременныхъ изданіяхъ.

Исторія «И въ щепкѣ порою скрывается счастье»—написана во время лѣтняго пребыванія въ Швейцаріи, на Юрѣ. Тамъ я услышалъ разсказъ объ одномъ бѣдномъ токарѣ, который вздумалъ замѣнить часто отскакивавшую пуговку отъ своего зонтика маленькою точеною грушею, нашелъ новую застежку, куда болѣе практичною, нежели прежнія, и выточилъ такія же кое-кому изъ сосѣдей для ихъ зонтиковъ. Скоро онъ получилъ множество заказовъ на такія застежки и черезъ нѣсколько лѣтъ сдѣлался зажиточнымъ человѣкомъ. Вотъ это-то и послужило мнѣ сюжетомъ для моей исторіи.

Уже въ зрѣломъ возрастѣ случилось мнѣ опять увидать ту комету, которую я видѣлъ ребенкомъ; мнѣ казалось, что я видѣлъ ее впервые только вчера, а между тѣмъ, между этими двумя вечерами легъ уже длинный рядъ годовъ и воспоминаній, и вотъ, я написалъ «Комету».

«Дни недѣли»—импровизація; мнѣ предложили экспромтомъ раз-

  1. Сюжетомъ этимъ воспользовался также другой датскій поэтъ, Якобсенъ, для своего романа «Марія Груббе», который занимаетъ почетное мѣсто среди художественныхъ произведеній датской литературы.
  2. Небольшой риѳмованный разсказъ-шутка, неизвѣстно почему помѣщенный авторомъ въ собраніи сказокъ; по своему чисто національному колориту, вещица эта не поддается переводу, да и не представляетъ къ тому же для русскихъ читателей никакого интереса. Примѣч. перев.
Тот же текст в современной орфографии

некогда знатной девицы Марии Груббе. Тут был богатый материал для поэтического произведения; в «Датском атласе» и в «Народных сказаниях» Тиле я нашёл ещё некоторые сведения и написал историю: «Предки птичницы Греты»[1].

Идею для сказки «Доля репейника» подал мне виденный мною в поле, близ Баснэса, великолепный экземпляр этого растения, который мне захотелось пересадить в сказку.

В сказке «Что можно придумать» найдётся немало намёков на современную действительность.

К Рождеству 1871 г. вышли: «Новые сказки и истории», посвящённые моим издателям, братьям Теодору и Карлу Рейцель. Вот перечень их: «И в щепке порою скрывается счастье», «Комета», «Дни недели», «Истории солнечного луча», «Прадедушка», «Кто же счастливейшая?», «Свечи», «Самое невероятное», «Что сказала вся семья», «Пляши, куколка, пляши!», «Спроси тетку с Амагера»[2], «Большой морской змей», «Садовник и господа».

Все эти сказки и истории написаны в последний год, и двенадцать первых уже были прежде напечатаны в различных газетах и повременных изданиях.

История «И в щепке порою скрывается счастье» — написана во время летнего пребывания в Швейцарии, на Юре. Там я услышал рассказ об одном бедном токаре, который вздумал заменить часто отскакивавшую пуговку от своего зонтика маленькою точеною грушею, нашёл новую застёжку, куда более практичною, нежели прежние, и выточил такие же кое-кому из соседей для их зонтиков. Скоро он получил множество заказов на такие застёжки и через несколько лет сделался зажиточным человеком. Вот это-то и послужило мне сюжетом для моей истории.

Уже в зрелом возрасте случилось мне опять увидать ту комету, которую я видел ребёнком; мне казалось, что я видел её впервые только вчера, а между тем, между этими двумя вечерами лёг уже длинный ряд годов и воспоминаний, и вот, я написал «Комету».

«Дни недели» — импровизация; мне предложили экспромтом раз-

  1. Сюжетом этим воспользовался также другой датский поэт, Якобсен, для своего романа «Мария Груббе», который занимает почётное место среди художественных произведений датской литературы.
  2. Небольшой рифмованный рассказ-шутка, неизвестно почему помещённый автором в собрании сказок; по своему чисто национальному колориту, вещица эта не поддаётся переводу, да и не представляет к тому же для русских читателей никакого интереса. Примеч. перев.