Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/9

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


— Да и сама не знаю, какъ! Больная я была, старая, ну, вѣрно, и не вынесла мороза, да стужи, какъ выползла за порогъ! Зима-то, вѣдь, нынче какая лютая была, натерпѣлась я всего! Ну, да теперь все ужъ прошло! Денька два выдались такихъ тихихъ, но страсть морозныхъ, какъ сами знаете, Ваша Милость. Все море, куда ни взглянешь, затянуло льдомъ, весь городъ и высыпалъ на ледъ, кататься на конькахъ и веселиться. Играла музыка, затѣяли плясъ да угощеніе. Мнѣ все это слышно было изъ моей коморки. Дѣло было къ вечеру; мѣсяцъ ужъ выглянулъ, но еще не вошелъ въ полную силу. Я лежала въ постели и глядѣла въ окошко на море; вдругъ, вижу тамъ, гдѣ небо сливается съ моремъ, стоитъ какое-то диковинное бѣлое облако съ черной точкой въ серединѣ! Точка стала рости, и тогда я догадалась, что это за облако. Стара, вѣдь, я была и много видала на своемъ вѣку! Такое знаменіе не часто приходится видѣть, но я все-таки видѣла его уже два раза и знала, что облако это предвѣщаетъ страшную бурю и внезапный приливъ, которые могутъ застигнуть всѣхъ этихъ бѣдныхъ людей! А они-то такъ веселятся, пьютъ и пляшутъ на льду! Весь городъ, вѣдь, всѣ—и старъ, и младъ были тамъ! Что, если никто изъ нихъ не замѣтитъ и не узнаетъ того, что видѣла и знала я!? Отъ испуга я просто помолодѣла, ожила, смогла даже встать съ постели и подойти къ окну. Растворила я его и вижу, какъ люди бѣгаютъ и прыгаютъ по льду, вижу красивые флаги, слышу, какъ мальчики кричатъ ура, дѣвушки и парни поютъ… Веселье такъ и кипѣло, но облачко подымалось все выше и выше, черная точка все росла… Я крикнула, что было силъ, но никто не услышалъ меня,—далеко было! А скоро ударитъ буря, ледъ разобьется въ куски, и всѣ провалятся—спасенія нѣтъ! Услышать меня они не могли, дойти туда самой мнѣ тоже было не въ мочь! Какъ же мнѣ выманить ихъ на берегъ? Тутъ-то и надоумилъ меня Господь поджечь мою постель. Пусть лучше сгоритъ весь домъ, чѣмъ погибнетъ столько людей такою ужасною смертью! Я подожгла постель, солома ярко вспыхнула, а я—скорѣе за порогъ, да тамъ и упала… Дальше отойти я ужъ не смогла. Огненный столбъ взвился вслѣдъ за мною изъ дверей и изъ окна, пламя охватило крышу!.. На льду увидали пожаръ и пустились со всѣхъ ногъ на помощь мнѣ, бѣдной старухѣ,—они думали, что я сгорю заживо!.. Всѣ до одного прибѣжали ко мнѣ; я


Тот же текст в современной орфографии


— Да и сама не знаю, как! Больная я была, старая, ну, верно, и не вынесла мороза, да стужи, как выползла за порог! Зима-то, ведь, нынче какая лютая была, натерпелась я всего! Ну, да теперь всё уж прошло! Денька два выдались таких тихих, но страсть морозных, как сами знаете, Ваша Милость. Всё море, куда ни взглянешь, затянуло льдом, весь город и высыпал на лёд, кататься на коньках и веселиться. Играла музыка, затеяли пляс да угощение. Мне всё это слышно было из моей каморки. Дело было к вечеру; месяц уж выглянул, но ещё не вошёл в полную силу. Я лежала в постели и глядела в окошко на море; вдруг, вижу там, где небо сливается с морем, стоит какое-то диковинное белое облако с чёрной точкой в середине! Точка стала расти, и тогда я догадалась, что это за облако. Стара, ведь, я была и много видала на своём веку! Такое знамение нечасто приходится видеть, но я всё-таки видела его уже два раза и знала, что облако это предвещает страшную бурю и внезапный прилив, которые могут застигнуть всех этих бедных людей! А они-то так веселятся, пьют и пляшут на льду! Весь город, ведь, все — и стар, и млад были там! Что, если никто из них не заметит и не узнает того, что видела и знала я!? От испуга я просто помолодела, ожила, смогла даже встать с постели и подойти к окну. Растворила я его и вижу, как люди бегают и прыгают по льду, вижу красивые флаги, слышу, как мальчики кричат ура, девушки и парни поют… Веселье так и кипело, но облачко подымалось всё выше и выше, чёрная точка всё росла… Я крикнула, что было сил, но никто не услышал меня, — далеко было! А скоро ударит буря, лёд разобьётся в куски, и все провалятся — спасения нет! Услышать меня они не могли, дойти туда самой мне тоже было невмочь! Как же мне выманить их на берег? Тут-то и надоумил меня Господь поджечь мою постель. Пусть лучше сгорит весь дом, чем погибнет столько людей такою ужасною смертью! Я подожгла постель, солома ярко вспыхнула, а я — скорее за порог, да там и упала… Дальше отойти я уж не смогла. Огненный столб взвился вслед за мною из дверей и из окна, пламя охватило крышу!.. На льду увидали пожар и пустились со всех ног на помощь мне, бедной старухе, — они думали, что я сгорю заживо!.. Все до одного прибежали ко мне; я