Страница:Андерсен-Ганзен 3.pdf/513

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

О, безгрѣшное дѣтство! О, юность святая!
О, надеждъ легкокрылыхъ смѣющійся рой!
Всюду радость,—лишь я, о быломъ вспоминая,
Поникаю усталой своей головой.
15 Я одинъ—въ дни-ль веселья, въ годину-ль ненастья;
Вѣчный сумракъ въ душевной моей глубинѣ.
«Онъ не зналъ никогда безконечнаго счастья
Раздѣленной любви»…—говорятъ обо мнѣ.
Да, мнѣ сладкія грезы солгали, какъ сказки!
20 Я былъ бѣденъ и молодъ, а годы все шли…
И увидѣлъ я розу—волшебныя краски
Мнѣ блеснули въ глаза… и надежду зажгли.
Всё предъ нею я жаждалъ излить, ослѣпленный,
Все, что звѣздамъ шепталъ я въ часъ ночи безсонной…
25 Но другой подошелъ и сорвалъ мой цвѣтокъ,
Мой любимый цвѣтокъ, мой цвѣтокъ благовонный…
Оттого-то, о дѣти, я такъ одинокъ,
Холостякъ, сѣдиной убѣленный!..

Ф. Червинскій.


Тот же текст в современной орфографии

О, безгрешное детство! О, юность святая!
О, надежд легкокрылых смеющийся рой!
Всюду радость, — лишь я, о былом вспоминая,
Поникаю усталой своей головой.
15 Я один — в дни ль веселья, в годину ль ненастья;
Вечный сумрак в душевной моей глубине.
«Он не знал никогда бесконечного счастья
Разделённой любви»… — говорят обо мне.
Да, мне сладкие грёзы солгали, как сказки!
20 Я был беден и молод, а годы всё шли…
И увидел я розу — волшебные краски
Мне блеснули в глаза… и надежду зажгли.
Всё пред нею я жаждал излить, ослеплённый,
Всё, что звёздам шептал я в час ночи бессонной…
25 Но другой подошёл и сорвал мой цветок,
Мой любимый цветок, мой цветок благовонный…
Оттого-то, о дети, я так одинок,
Холостяк, сединой убелённый!..

Ф. Червинский.


ВОСХОЖДЕНІЕ НА ВЕЗУВІЙ.
(Во время изверженія 24 февраля 1834 г.)


Подъ защитой горъ лиловыхъ
Спитъ Неаполь. На волнахъ
Рѣетъ Искія[1] въ багровыхъ,
Угасающихъ лучахъ.

Снѣгъ въ расщелинахъ сверкаетъ,
Будто стая лебедей;
Грозный конусъ потрясаетъ
Прядью огненныхъ кудрей.

Выше, выше, по тропинкѣ!
10 Торопись—уже темно!
Здѣсь не встрѣтишь и былинки:
Безъ слѣда все сожжено.

Мулы, бережно ступая,
Поднимаются съ трудомъ;


  1. Искья — вулканический остров в Тирренском море, в северной части входа в Неаполитанский залив. (прим. редактора Викитеки)
Тот же текст в современной орфографии
ВОСХОЖДЕНИЕ НА ВЕЗУВИЙ
(Во время извержения 24 февраля 1834 г.)


Под защитой гор лиловых
Спит Неаполь. На волнах
Реет Иския[1] в багровых,
Угасающих лучах.

Снег в расщелинах сверкает,
Будто стая лебедей;
Грозный конус потрясает
Прядью огненных кудрей.

Выше, выше, по тропинке!
10 Торопись — уже темно!
Здесь не встретишь и былинки:
Без следа́ всё сожжено.

Мулы, бережно ступая,
Поднимаются с трудом;

  1. Искья — вулканический остров в Тирренском море, в северной части входа в Неаполитанский залив. (прим. редактора Викитеки)