Страница:БСЭ-1 Том 64. Электрофор - Эфедрин (1934).pdf/105

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

о природе он считал все же опыт, подчеркивая вместе с тем решающее значение теоретического мышления. Элементы Э. мы находим также и у Аристотеля (см.). В послеаристотелевской философии эмпиристич. теорию познания развивали стоики (см.) и эпикурейцы (см. Эпикур). Стоики учили, что душа первоначально представляет собою неисписанную вощаную дощечку (tabula rasa), на к-рую внешний мир с течением времени заносит свои знаки. Но стоики не были до конца последовательны в своем сенсуализме. Более последовательными были эпикурейцы, у которых сенсуалистическая теория познания являлась органич. составной частью их общей материалистич. системы философии.

В средние века опытное знание отступило на задний план перед теологией и сверхопытной метафизикой (схоластикой). Эмпиристические тенденции проявлялись в форме номинализма (см.) (Вильгельм Оккам, Роджер Бэкон).

С нарождением нового — капиталистического — способа производства начинается быстрый рост науки и техники, могучее развитие опытного знания. В области философии это выражается в росте эмпиристических тенденций, которые встречаются у целого ряда мыслителей эпохи Возрождения: Вивес, Ницолиус, Галилей, Кампанелла, Леонардо да Винчи и др. Даже такие философы, как Декарт, считавший основным источником подлинного знания разум, придают огромное значение опыту, эксперименту. Первую философскую систему Э. (правда, еще недостаточно разработанную и не вполне освободившуюся от теологии) дал Франсис Бэкон (см.). «При изучении природы,— говорит Бэкон,— все должно почерпаться из чувственного восприятия, если только мы не хотим говорить вздора». Но эти чувственные впечатления подлежат рациональной переработке, исправлению, дополнению, систематизации и обобщению. В связи с этим Бэкон пытается наметить основные приемы и способы индуктивного исследования. Индукция является для него универсальным и единственным методом всякого научного познания. В этом одна из основных ограниченностей его эмпиризма. Другой основной недостаток его Э. заключается в том, что он брал «предметы и явления природы вне их великой общей связи», рассматривая отдельные вещи как простые соединения дискретных свойств («простых природ») и закрывая себе «путь от понимания единичного к пониманию целого, к проникновению во всеобщую связь сущего» (Энгельс, в кн. Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 340).

Систематиком бэконовского Э. и материализма явился Гоббс. У Гоббса (см.) «чувственность теряет свои яркие краски и превращается в абстрактную чувственность геометра» (Маркс, там же, т. III, стр. 157). Концепция Гоббса отличается крайним механицизмом. Его заслуга в том, что на базе Э. он построил строго материалистическую систему,«…уничтожил теистические предрассудки бэконовского материализма…» (Маркс) и устранил имевшиеся у Бэкона элементы анимизма и вообще всякого рода фантастики.

«Гоббс систематизировал Бэкона, но не дал обстоятельного обоснования главному принципу — происхождению знаний и идей из чувственного мира. Этот принцип Бэкона и Гоббса был разработан Локком в его „Опыте о происхождении человеческого рассудка“» (Маркс, там же, стр. 158). Локк (см.) дал обстоятельную критику рационалистич. теории врожденных идей и «обосновал философию bon sens, здравого смысла, т. е. сказал косвенным образом, что не может быть философии, отличной от рассудка, опирающегося на показания здоровых человеческих чувств» (там же). Локк считает, что душа первоначально представляет собою «белый лист бумаги без всяких черт и идей». На вопрос о том, «откуда она получает весь материал рассуждения и знания», Локк отвечает: «Из опыта — в опыте заключается все наше знание, от него в конце-концов оно происходит». Локк различает внешний и внутренний опыт и говорит: «Объект ощущения есть один источник идей; деятельность нашей души — другой их источник». «Эти два источника — внешние материальные вещи как объекты ощущения и внутренние деятельности нашей души как объекты рефлексий — суть единственные источники, из которых берут начало все наши идеи». Дуализм материальных вещей и нематериальной души составляет один из главных пороков локковской философии. Другой основной ее недостаток заключается в ее механицизме, в метафизич. способе мышления Локка. Отрицая объективность т. н. «вторичных качеств», Локк сводит внешние материальные вещи к сочетаниям «первичных» качеств или свойств, рассматривая субстанцию как объективно реальный, но неведомый носитель этих свойств.

Локковский эмпиризм явился исходным пунктом для двух линий философского развития. Французские философы 18 в. (Гольбах, Гельвеций, Дидро, Ламеттри, отчасти Кондильяк) пошли по линии материализма, развивая объективный Э. и сенсуализм. Английский епископ Беркли преобразовал локковский дуализм в субъективный идеализм, объявив субъективными не только «вторичные», но и «первичные» качества; и устранив «неведомого носителя» этих качеств — материальную субстанцию. Эти различные выводы из Э. Локка обусловливались различием классового положения буржуазии в Англии и Франции 18 в. В Англии после компромисса 1689 буржуазия перестала быть революционным классом в области политич. жизни. Наоборот, французская буржуазия 18 в. была революционным классом, ведшим энергичную экономическую, политическую и идеологическую борьбу с господствовавшим дворянством и духовенством.

Субъективный идеализм Беркли (см.) выступил как неприкрытое поповское учение, пытавшееся уничтожить материализм для того, чтобы укрепить веру в христианского бога. В лице Юма (см.) субъективный Э. приобретает характер позитивизма. Юм объявил, что «наши восприятия суть наши единственные объекты» и что «ум никогда не имеет перед собой никаких вещей кроме восприятий и не в состоянии произвести какой бы то ни было опыт относительно соотношения между восприятиями и объектами». Поэтому Юм считает необходимым устранить «…вопрос о том, есть ли что за моими ощущениями» (Ленин). У Юма, как и у других субъективистов, «ощущение принимается не за связь сознания с внешним миром, а за перегородку, стену, отделяющую сознание от внешнего мира,— не за образ соответствующего ощущению внешнего явления, а за единственно сущее» (Ленин). При этом Юм крайне механистически представляет себе опыт человека: по его представлению, опыт — это совокупность изолированных, ничем внутренне между собою