Страница:Бальмонт. Морское свечение. 1910.pdf/5

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


ихъ достиженіяхъ, но наивысшія по своей красотѣ достиженія получаются отъ перекрестнаго сліянія двухъ свѣтовъ, исходящихъ отъ двухъ раздѣльныхъ полюсовъ.

Эти два свѣта во всѣхъ достиженіяхъ искусства всегда втекаютъ одинъ въ другой, но лишь при особомъ перекрестномъ сліяніи ихъ—или при полномъ, предѣльномъ ихъ разъединеніи—получаются совершенныя созданія красоты.

Взглянемъ на нѣсколько словесныхъ образцовъ. Я беру Аккадійскую надпись, и мнѣ тотчасъ кажется, что я овѣянъ Восточнымъ самумомъ, что я среди колдующихъ Халдеевъ, въ томъ мірѣ рѣзкихъ религіозныхъ противопоставленій, въ которомъ возникъ Вавилонъ со своими циклопическими построеніями,—въ мірѣ, гдѣ Солнце жжетъ, гдѣ вѣтры изсушаютъ, гдѣ страсти сжигаютъ. Вотъ этотъ вопль Человѣка среди хохота Демоновъ.


АККАДІЙСКАЯ НАДПИСЬ[1].

Семеро, они рождаются тамъ, въ горахъ Запада;
Семеро, они вырастаютъ въ горахъ Востока;
Они сидятъ на престолахъ въ глубинахъ Земли;
Они заставляютъ свой голосъ гремѣть на высотахъ Земли;
Они раскинулись станомъ въ безмѣрномъ пространствѣ Небесъ и Земли;
Добраго имени нѣтъ у нихъ—въ Небѣ, ни на Землѣ.
Семь, они поднимаются между Западныхъ горъ;
Семь, они ложатся въ горахъ Востока для сна.
Семеро ихъ! Семеро ихъ!
10 Семеро ихъ въ глубочайшихъ тылахъ Океана, въ сокрытыхъ вертепахъ;
Они не мужчины, не женщины;
Они простираются, тянутся, тянутся, подобно цѣпямъ;
Женъ у нихъ нѣтъ, и они не рождаютъ дѣтей;
Благоговѣнья не знаютъ они, благотворенья не знаютъ;
15 Молитвъ не слышатъ они, нѣтъ слуха у нихъ къ мольбамъ.
Гады, возникшіе между горъ,
Враги великаго Эа,
Они—орудія гнѣва боговъ.
На большихъ проѣзжихъ дорогахъ,
20 Препоной вставая, ложатся они на пути.
Враги! Враги!
Семеро ихъ! Семеро ихъ! Семеро ихъ!
Духъ Небесъ, ты закляни ихъ!
Духъ Земли, ты закляни ихъ!
25 Они—день скорби, они—вредоносные вѣтры;
Они—злополучный день, они—истребительный вихрь, который идетъ передъ нимъ;
Они—порожденія мщенья, чада, исчадія мести;
Они—глашатаи страшной Чумы;
Они—пылающій смерчъ, который свирѣпо безчинствуетъ;
30 Они—семь боговъ безызмѣрной Земли;
Они—семь боговъ огненныхъ областей;
Семь боговъ, семь ихъ число;
Они—семь геніевъ Ужаса;
Они—семь злыхъ привидѣній Пламени;
35 Семь въ Небѣ, семь на Землѣ…
Закляни ихъ…

Заклятіе приводитъ и рядъ ихъ подлинныхъ именъ, но мы и такъ чувствуемъ, что мы въ бѣшеномъ вихрѣ черноглазаго колдовства, и что въ этихъ черныхъ глазахъ особенный черный цвѣтъ. Не подумаешь, что изступленная пьяность ужасающимъ СЕМЬ осуществляется среди

  1. Аккадийская надпись — стихотворение К. Д. Бальмонта. (прим. редактора Викитеки)
Тот же текст в современной орфографии

их достижениях, но наивысшие по своей красоте достижения получаются от перекрестного слияния двух светов, исходящих от двух раздельных полюсов.

Эти два света во всех достижениях искусства всегда втекают один в другой, но лишь при особом перекрестном слиянии их — или при полном, предельном их разъединении — получаются совершенные создания красоты.

Взглянем на несколько словесных образцов. Я беру Аккадийскую надпись, и мне тотчас кажется, что я овеян Восточным самумом, что я среди колдующих Халдеев, в том мире резких религиозных противопоставлений, в котором возник Вавилон со своими циклопическими построениями, — в мире, где Солнце жжет, где ветры иссушают, где страсти сжигают. Вот этот вопль Человека среди хохота Демонов.


АККАДИЙСКАЯ НАДПИСЬ[1]

Семеро, они рождаются там, в горах Запада;
Семеро, они вырастают в горах Востока;
Они сидят на престолах в глубинах Земли;
Они заставляют свой голос греметь на высотах Земли;
Они раскинулись станом в безмерном пространстве Небес и Земли;
Доброго имени нет у них — в Небе, ни на Земле.
Семь, они поднимаются между Западных гор;
Семь, они ложатся в горах Востока для сна.
Семеро их! Семеро их!
10 Семеро их в глубочайших тылах Океана, в сокрытых вертепах;
Они не мужчины, не женщины;
Они простираются, тянутся, тянутся, подобно цепям;
Жен у них нет, и они не рождают детей;
Благоговенья не знают они, благотворенья не знают;
15 Молитв не слышат они, нет слуха у них к мольбам.
Гады, возникшие между гор,
Враги великого Эа,
Они — орудия гнева богов.
На больших проезжих дорогах,
20 Препоной вставая, ложатся они на пути.
Враги! Враги!
Семеро их! Семеро их! Семеро их!
Дух Небес, ты закляни их!
Дух Земли, ты закляни их!
25 Они — день скорби, они — вредоносные ветры;
Они — злополучный день, они — истребительный вихрь, который идет перед ним;
Они — порождения мщенья, чада, исчадия мести;
Они — глашатаи страшной Чумы;
Они — пылающий смерч, который свирепо бесчинствует;
30 Они — семь богов безызмерной Земли;
Они — семь богов огненных областей;
Семь богов, семь их число;
Они — семь гениев Ужаса;
Они — семь злых привидений Пламени;
35 Семь в Небе, семь на Земле…
Закляни их…

Заклятие приводит и ряд их подлинных имен, но мы и так чувствуем, что мы в бешеном вихре черноглазого колдовства, и что в этих черных глазах особенный черный цвет. Не подумаешь, что исступленная пьяность ужасающим СЕМЬ осуществляется среди

  1. Аккадийская надпись — стихотворение К. Д. Бальмонта. (прим. редактора Викитеки)