Страница:Взаимная помощь как фактор эволюции (Кропоткин 1907).pdf/184

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


будущую организацію города. Къ несчастью, историческія свѣдѣнія объ этомъ періодѣ отличаются особенною скудностью: намъ извѣстны его результаты, но очень мало дошло до насъ о томъ, какими средствами эти результаты были достигнуты. Подъ защитою своихъ стѣнъ, городскія вѣча — иныя совершенно независимо, другія же подъ руководствомъ главныхъ дворянскихъ или купеческихъ семей — завоевали и утвердили за собой право выбора военнаго защитника города (defensor municipii) и верховнаго судьи, или, по крайней мѣрѣ, право выбирать между тѣми, кто изъявлялъ желаніе занять это мѣсто. Въ Италіи, молодыя коммуны постоянно изгоняли своихъ защитниковъ (defensores или dоminі), при чемъ общинамъ приходилось даже сражаться съ тѣми, которые не соглашались добровольно уйти. То же самое происходило и на востокѣ. Въ Богеміи, какъ бѣдные такъ богатые (Bohemicæ gentis magni et parvi, nobiles et ignobiles) одинаково принимали участіе въ выборахъ[1]; а вѣча русскихъ городовъ регулярно сами избирали своихъ князей — всегда изъ одной и той же семьи, Рюриковичей, — вступали съ ними въ договоры (ряду) и выгоняли князя, если онъ вызывалъ неудовольствіе[2]. Въ то же самое время, въ большинствѣ городовъ Западной и Южной Европы было стремленіе назначать въ качествѣ защитника (defensor), епископа, котораго избиралъ самъ городъ; при чемъ епископы такъ часто стояли первыми въ защитѣ городскихъ привилегій (иммунитетовъ) и вольностей, что многіе изъ нихъ, послѣ смерти, были признаны святыми или спеціальными покровителями различныхъ городовъ. Св. Утельредъ въ Винчестерѣ, св. Ульрикъ въ Аугсбургѣ, св. Вольфгангъ въ Ратисбонѣ,

  1. М. Kovalevsky, «Modern Customs and Ancient Laws of Russia» (Ochester Lectures, London, 1891, лекція 4-я).
  2. Потребовалось не мало изысканій, прежде чѣмъ былъ надлежащимъ образомъ установленъ этотъ характеръ такъ называемаго удѣльнаго періода, работами Бѣляева(«Разсказы изъ русской исторіи»), Костомарова («Начало единодержавія на Руси») и въ особенности проф. Сергѣевича («Вѣче и Князь»). Англійскіе читатели могутъ найти нѣкоторыя свѣдѣнія относительно этого періода въ вышеупомянутой работѣ М. Ковалевскаго, въ Rambaud «History of Russia», и въ краткомъ резюме, сдѣланномъ авторомъ въ статьѣ «Russia» въ изданіи «Chambers’s Encyclopoedia» девяностыхъ годовъ.
Тот же текст в современной орфографии

будущую организацию города. К несчастью, исторические сведения об этом периоде отличаются особенною скудностью: нам известны его результаты, но очень мало дошло до нас о том, какими средствами эти результаты были достигнуты. Под защитою своих стен, городские веча — иные совершенно независимо, другие же под руководством главных дворянских или купеческих семей — завоевали и утвердили за собой право выбора военного защитника города (defensor municipii) и верховного судьи, или, по крайней мере, право выбирать между теми, кто изъявлял желание занять это место. В Италии, молодые коммуны постоянно изгоняли своих защитников (defensores или dоminи), причём общинам приходилось даже сражаться с теми, которые не соглашались добровольно уйти. То же самое происходило и на востоке. В Богемии, как бедные, так богатые (Bohemicæ gentis magni et parvi, nobiles et ignobiles) одинаково принимали участие в выборах[1]; а веча русских городов регулярно сами избирали своих князей — всегда из одной и той же семьи, Рюриковичей, — вступали с ними в договоры (ряду) и выгоняли князя, если он вызывал неудовольствие[2]. В то же самое время, в большинстве городов Западной и Южной Европы было стремление назначать в качестве защитника (defensor), епископа, которого избирал сам город; причём епископы так часто стояли первыми в защите городских привилегий (иммунитетов) и вольностей, что многие из них, после смерти, были признаны святыми или специальными покровителями различных городов. Св. Утельред в Винчестере, св. Ульрик в Аугсбурге, св. Вольфганг в Ратисбоне,

  1. М. Kovalevsky, «Modern Customs and Ancient Laws of Russia» (Ochester Lectures, London, 1891, лекция 4-я).
  2. Потребовалось немало изысканий, прежде чем был надлежащим образом установлен этот характер так называемого удельного периода, работами Беляева(«Рассказы из русской истории»), Костомарова («Начало единодержавия на Руси») и в особенности проф. Сергеевича («Вече и Князь»). Английские читатели могут найти некоторые сведения относительно этого периода в вышеупомянутой работе М. Ковалевского, в Rambaud «History of Russia», и в кратком резюме, сделанном автором в статье «Russia» в издании «Chambers’s Encyclopoedia» девяностых годов.