Страница:Вокруг света в восемьдесят дней (Жюль Верн; Русский Вестник 1872−73).pdf/54

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
882 
 

видомъ смотрѣлъ на эту пышную церемонію и, обратясь къ проводнику, сказалъ:

— Это сутти?

Парсисъ сдѣлалъ утвердительный знакъ и положилъ палецъ на губы. Длинная процессія медленно тянулась между деревьевъ, и скоро послѣдніе ряды ея исчезли въ глубинѣ лѣса. Мало-по-малу пѣніе затихло. Послышались еще крики въ отдаленіи, и наконецъ за всѣмъ этимъ гамомъ послѣдовала ненарушимая тишина. Филеасъ Фоггъ услышалъ слово произнесенное сэръ-Френсисомъ Кромарти, и лишь только процессія исчезла, онъ спросилъ у него:

— Что́ означаетъ слово сутти?

Сутти, мистеръ Фоггъ, отвѣчалъ генералъ, — есть не что́ иное какъ человѣческая жертва, но жертва добровольная. Эта женщина, которую вы сейчасъ видѣли, будетъ сожжена завтра при первыхъ лучахъ свѣта.

— Ахъ, негодяи! воскликнулъ съ негодованіемъ Паспарту.

— А этотъ трупъ? спросилъ мистеръ Фоггъ.

— Государя ея супруга, отвѣчалъ проводникъ, онъ былъ независимый раджа въ Бунделькундѣ.

— Какимъ же образомъ, продолжалъ Филеасъ Фоггъ, между тѣмъ какъ въ голосѣ его не было слышно ни малѣйшаго волненія, — эти варварскіе обычаи еще существуютъ въ Индіи, и Англичане не могутъ ихъ искоренить?

— Въ большей части Индіи, отвѣчалъ сэръ-Френсисъ Кромарти, — жертвы эти болѣе уже не приносятся. Но мы не имѣемъ никакого вліянія на эти дикія мѣстности, въ особенности же на территоріи Бунделькундъ. Весь сѣверный склонъ Виндіасовъ бываетъ театромъ убійствъ и непрестанныхъ грабежей.

— Несчастная, бормоталъ Паспарту, — ее сожгутъ живую!

— Да, отвѣчалъ генералъ, — сожгутъ, а еслибы не сожги, то вы не можете себѣ представить въ какое положеніе повергли бы ее ближніе. Ей бы обрили волосы, кормили бы ее нѣсколькими горстями рису, всѣ бы отвернулись отъ нея, глядѣли бы на нее какъ на нечистое существо, и она бы умерла въ какомъ-нибудь углу какъ паршивая собака. Перспектива такого ужаснаго существованія, скорѣе нежели любовь или религіозный фанатизмъ, побуждаетъ несчастныхъ идти на казнь. Иногда же жертвоприношеніе это бываетъ дѣйствительно добровольное, и необходимо энергическое вмѣшательство правительства чтобы воспрепятствовать ему. Такимъ