Страница:Вокруг света в восемьдесят дней (Жюль Верн; Русский Вестник 1872−73).pdf/70

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
898 
 

 

Жрецы посмотрѣли другъ на друга. Они, казалось, не поняли словъ обвиняемаго.

— Конечно! воскликнулъ съ горячностію Паспарту, — въ пагодѣ Пиладжи, предъ которою они собирались сжечь свою жертву.

Новое недоумѣніе жрецовъ и глубокое изумленіе судьи Обадіа.

— Какую жертву? спросилъ онъ. — Кого сжечь? Посреди города Бомбея.

— Бомбея! воскликнулъ Паспарту.

— Конечно, дѣло идетъ не о пагодѣ Пиладжи, а о пагодѣ Малебаръ-Гилля въ Бомбеѣ.

— И въ качествѣ улики вотъ башмаки святотатца, присовокупилъ секретарь, выставляя у себя на бюро пару башмаковъ.

— Мои башмаки! воскликнулъ Паспарту, который, внѣ себя отъ изумленія, не могъ удержаться отъ этого возгласа.

Не трудно догадаться почему ошиблись и господинъ, и слуга. Дѣло въ бомбейской пагодѣ они забыли, а за него именно ихъ и призвали предъ калькутскаго судью.

И дѣйствительно, агентъ Фиксъ понялъ всю выгоду которую онъ могъ извлечь для себя изъ этого злополучнаго дѣла. Отсрочивъ свой отъѣздъ на 12 часовъ, онъ отправился на совѣщаніе съ жрецами Малебаръ-Гилля; онъ обѣщалъ имъ взысканіе большой пени, зная что правительство строго наказываетъ за подобные проступки, потомъ со слѣдующимъ поѣздомъ отправилъ ихъ въ погоню за святотатцами.

Въ промежутокъ времени пока наши путешественники спасали молодую вдову, Фиксъ и Индусы прибыли въ Калькутту, прежде Фогга и его слуги, которыхъ судьи, предупрежденные телеграммой, должны были задержать при выходѣ изъ вагона. Можно представить себѣ отчаяніе Фикса, когда онъ узналъ что Филеасъ Фоггъ не пріѣзжалъ еще въ Калькутту! Онъ долженъ былъ предполагать что его „воръ“, остановившись на одной изъ станцій Peninsular-Railway укрылся въ сѣверныхъ провинціяхъ. Въ продолженіи 24хъ часовъ Фиксъ съ смертельнымъ безпокойствомъ выжидалъ его на станціи. Какова же была его радость, когда въ это утро, онъ увидѣлъ его выходящимъ изъ вагона, правда въ сопровожденіи молодой женщины, присутствія которой онъ никакъ не могъ объяснить себѣ. Онъ тотчасъ же отправилъ къ нимъ полисмена, и вотъ какимъ образомъ, мистеръ Фоггъ, Паспарту и вдова раджи Бунделькундскаго были приведены къ судьѣ Обадіа.